ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

21 декабрь 2017 г.
Стартап в клеточку
Вадим Митьковецwww.forbes.ru21.12.2017

Криминальное прошлое потенциального сотрудника — далеко не всегда препятствие при приеме на работу. В некоторых случаях это даже помогает в развитии карьеры

Выпускница Университета Беркли Кэтрин Хок основала компанию Defy Ventures, которая помогает лидерам уличных банд и торговцам наркотиками стать предпринимателями или устроиться на работу. С 2010 года, когда была основана компания, ее подопечные запустили уже более ста стартапов, нескольким сотням бывших заключенных помогли устроиться на работу, и речь идет именно о квалифицированном офисном труде.

Я не призываю целенаправленно заниматься устройством жизни бывших заключенных, но точно могу сказать, что криминальное прошлое потенциального сотрудника далеко не всегда препятствие при приеме на работу. Более того, оно может быть и преимуществом. Бывшие заключенные лучше мотивированы, быстрее адаптируются к изменениям и могут быть неплохими организаторами.

Число обитателей тюрем, колоний и СИЗО в России к 2017 году достигло своего исторического минимума — 630 000 человек (в последний год жизни Сталина в лагерях находились почти 2,5 млн). Это целая армия, слегка превышающая население такого города, как Ярославль, включая женщин и детей. Из них за экономические преступления сидят чуть менее 1000 человек, а за преступления, связанные с оборотом наркотиков, не менее четверти всех арестантов. Многие из них раскаялись и хотят приносить обществу пользу.

В местах не столь отдаленных побывали такие звезды российского бизнеса, как Сергей Полонский и Владимир Мельников. Это не говоря уже о Михаиле Ходорковском, который на момент заключения под стражу все-таки был бизнесменом, а не политиком. В предпринимательской среде к судимости относятся как к не слишком значительному факту биографии, но в менеджерской среде все по-другому. Стать наемным сотрудником бывшему заключенному невероятно сложно. Уверен, что в России почти любой CEO технологической компании на вопрос, возьмет ли он на работу вчерашнего заключенного, округлит глаза и посмотрит, как на сумасшедшего, на того, кто его задал. Результат — талантливые люди снова погружаются в криминальную среду и почти две трети осужденных, по данным того же ФСИН, отбывают наказание повторно. 

Второй шанс

Так получилось, что я порвал шаблон. Еще до запуска нашего нынешнего проекта — туристического приложения RocketGo, у нас был интернет-проект, связанный с продажей цветов. Несколько десятков торговых точек в Сахалинской области нужно было объединить на одной интернет-площадке для торговли онлайн. Я искал менеджера по развитию и получил видеорезюме, что для Сахалинской области неожиданно. Я подумал: «Ничего себе!» А при встрече удивился повторно: выяснилось, что соискатель неделю назад освободился из заключения, куда попал за продажу легких наркотиков. Я дал ему шанс, и цветочный проект успешно работает до сих пор, а мой сотрудник перешел уже в следующий стартап, где отвечает за работу с клиентами.

Второй эпизод с наймом бывшего заключенного произошел совсем недавно — на должность менеджера по работе с партнерами мы взяли человека, который в 2011 году запустил масштабный сервис по продаже легких наркотиков и был наказан за сбыт и контрабанду.

Чтобы понять, насколько криминальный бизнес похож на современные стартапы, придется добавить подробностей. К сожалению, наркодилер в цифровую эпоху — это эффективный менеджер. Его задача — найти узкие места в существующих схемах доставки товаров и технологии, которые позволят масштабироваться и оставаться безнаказанным. Была организована сложная и хорошо продуманная схема с использованием онлайн-кошельков, заключением сделок и организацией доставки «товара». Схема разрушилась только через год, когда молодого человека сдал полиции его единственный оптовый покупатель из сибирского города, попавшийся на инциденте, никак не связанном с бизнесом нашего героя.

Наш нынешний сотрудник не стал дожидаться суда и ударился в бега, сначала в Таиланд, потом в Китай, оттуда в Забайкалье, но через год пришел в полицию и сдался. Скрываясь, он мог зарабатывать только физическим трудом на нелегальном положении, и это стало для него невыносимым. Меня его история совершенно не смутила, скорее наоборот. Пусть свой предпринимательский талант он реализует у нас, занимаясь построением партнерской сети.

Тюремная психология

Известно, что нахождение за решеткой наносит психологическую травму. Но бывшие заключенные развивают и полезные качества, применимые в бизнесе. Первое — упорство в достижении цели. Второе — способность находить компромиссы в ситуациях, когда это кажется невозможным. Оба внутренне настроились как можно раньше выйти по программе условно-досрочного освобождения, что обоим и удалось. Но о своей цели им приходилось думать ежедневно, добиваясь положительной характеристики от сотрудников полиции и при этом не вызывая недовольства криминальных авторитетов.

Многие компании в США поняли, что те же наркодилеры — это «предприниматели, лишенные возможностей», и упомянутый Defy Ventures — не единственный бизнес-инкубатор, который помогает бывшим заключенным открыть бизнес или найти работу. В России им помогает несколько некоммерческих фондов, но обычно бывших заключенных, если до совершения преступления они не были звездами бизнеса (легального), берут, да и то неохотно, на позиции, где требуется низкая квалификация. В сфере IT в России я знаю только один пример за пределами нашей компании, когда предприниматель нанимал на работу бывшего преступника.

На самом же деле сам факт, что к вам на собеседование пришел человек с судимостью, можно зачесть как прохождение первого отборочного этапа. Очевидно, что в стартап не придет устраиваться асоциальный бандит-рецидивист. Скорее всего, это человек, совершивший преступление, так или иначе связанное с бизнесом, и если он нашел в себе смелость прийти и не смущается, то он, во-первых, раскаялся, а во-вторых, не собирается лениться.

Большой плюс, если бывший заключенный взялся за поиск работы почти сразу после освобождения. Часто люди освобождаются из мест заключения морально разложившимися, считая, что они потрудились, а теперь нужно отдохнуть. Противоположная ситуация: люди освобождаются с ощущением впустую потерянных лет и жадно наверстывают их, работая с высокой эффективностью и не боясь сложностей.

Можно подумать, что места не столь отдаленные — кузница успешных кадров. Конечно же, это не так, пусть даже некоторые осужденные по экономическим статьям и организуют в застенках лекции для местного контингента. Будьте реалистами и смотрите на образование. Первый наш сотрудник с судимостью имеет профессиональное техническое, а второй — высшее техническое образование, и оба хорошо разбираются в IT.

Напоследок, еще один совет. С бывшими заключенными можно открыто обсуждать их прошлое. Ничего предосудительного или обидного в этом нет, и можно даже пошутить на эту тему — у нас такое практикуется. Побочная польза от такого общения — изучение бизнес-схем, придуманных в криминальном мире. Это полезно для тех, кто готов применить этот опыт в легальном предпринимательстве.

Источник: Forbs.ru

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
6 октябрь 2016 г.
12 январь 2018 г.
15 декабрь 2017 г.
8 декабрь 2017 г.
30 ноябрь 2017 г.
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.
20 октябрь 2017 г.
20 сентябрь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"