ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

29 апрель 2011 г.
Новое дело против Нагавкина

Правозащитник Игорь Нагавкин, обвиняемый в попытке кражи покрышки от милицейского автомобиля, был вызван повесткой на 25, 26 и 27 апреля 2011 года в орган дознания для ознакомления с материалами уголовного дела.

25 апреля Нагавкин прибыл с адвокатом для ознакомления, однако дознаватель Роза Мхитарян сказала прийти завтра, поскольку в этот день у нее нет времени на их ознакомление с материалами дела. 26 апреля ситуация повторилась.

Это показалось Игорю и его адвокату странным и настораживающим - ведь при ознакомлении с материалами дела в помощи дознавателя нет необходимости. В дальнейшем стало понятно, что дознаватель Мхитарян действительно была серьезно занята - разработкой нового уголовного дела против Нагавкина.

27 апреля Нагавкина и его адвоката все-таки начали знакомить с материалами дела. Выяснилось, что в них присутствует постановление за подписью дознавателя Мхитарян от 27 апреля 2011 года о выделении в отдельное производство материалов уголовного дела по ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти).

Все встало на свои места. Дело по ч.3 ст.30 и ч.1 ст.158 УК РФ (покушение на кражу покрышки) очевидно разваливалось еще на стадии следствия, а в суде рассыпалось бы бесповоротно, лишив ╚доброжелателей╩ Нагавкина возможности избавиться от не в меру активного правозащитника. В деле много нарушений, а обвинение основано только на показаниях трех сотрудников ГИБДД и не подкреплено никакими иными доказательствами.

Поэтому и появилось новое дело. Оно намного опасней, поскольку санкция 318-й статьи предусматривает до 5 лет лишения свободы, в отличие от полуторагодичного лишения свободы за покушение на кражу.

Дело по ст. 318 основывается также на показаниях сотрудника ГИБДД Сучкова (внезапно оказавшегося супругом Сучковой, собственницы машины, колесо с которой, согласно обвинению, Нагавкин пытался похитить). Якобы Нагавкин угрожал ему применением насилия в момент задержания Игоря 16 апреля 2010 года. Кроме того, есть показания некоего свидетеля, о том, что молодой человек (Нагавкин) размахивал металлическим предметом (баллонный ключ, которым Нагавкин, согласно обвинению, откручивал гайки автомобильного колеса) перед лицом сотрудника ГИБДД. Особенно циничным является то, что это дело выделяется в отдельное производство спустя год после событий: вдруг отыскивают свидетеля, берут у него показания, в этой связи задерживают ознакомление Нагавкина с материалами дела, чтоб сфабриковать новое.

На протяжении нескольких лет Нагавкин систематически получает от сотрудников правоохранительных органов угрозы фабрикации против него уголовного дела, о чем он сообщал в следственные органы, однако никакой защиты не получил, и данные угрозы в настоящее время реализуются.

Кроме того, нам стало известно, что при задержании Нагавкина 13 апреля 2011 года заместителем прокурора Ворошиловского района Игорем Александровичем Русяевым были допущены оскорбительные высказывания по адресу Нагавкина с целью спровоцировать ответные действия, после чего Русяев стал угрожать Нагавкину, что с ним расправятся сотрудники ФСБ и УИН, и дал команду оперативным сотрудникам отвезти Нагавкина в изолятор и поместить в камеру к ╚петухам╩.

В тот же день, 13 апреля, в ходе беседы Нагавкина с дознавателем Мхитарян, последняя стала подчеркнуто напоминать Нагавкину о его брате, который погиб в СИЗО-1 Волгограда в 2005 году, сообщая, что именно в этот изолятор и будет направлен Нагавкин - ╚а там будет видно, что дальше случится╩.

Для нас очевидно, что уголовное преследование Нагавкина носит явно заказной характер и имеет одну-единственную цель √ прекратить его профессиональную деятельность по защите прав человека. Подтверждением этого является изначально избранная мера пресечения в виде подписки о невыезде, а в настоящее время - домашний арест, который сегодня признан законным судом кассационной инстанции. Очевидно, что названные меры лишают Нагавкина возможности выезжать в другие регионы для оказания помощи пострадавшим от действий правоохранительных органов. В настоящее время такая помощь необходима самому Игорю.
 
 
СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
2 сентябрь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.
10 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"