ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

15 ноябрь 2016 г.
Издевательства над осужденными: «Холодную камеру, подвешивание и макание в унитаз описывают даже те, кто с Дадиным не знаком»
О «татарстанском» сценарии сегежского скандала, режиме для политзеков, издевательствах над осужденными и «пропавшем» видео журналисту «Реального времени» Ирине Плотниковой рассказал член СПЧ, глава международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. На неделе по поручению главы СПЧ он побывал в карельской ИК-7 с проверкой и встретился с Ильдаром Дадиным — первым в России зеком со статьей о неоднократном нарушении порядка проведения пикетов.

Предубеждений не было

— Здравствуйте, Павел! Представляют ли правозащитники «Агоры» интересы Дадина?


— Нет. Его защищают другие адвокаты и другие организации. Если бы это было так, то я с проверкой от СПЧ в Карелию просто не поехал бы. Так было, например, с Надеждой Толоконниковой (осужденная участница Pussy Riot), когда мы отказались участвовать в проверке колонии, где она находилась, несмотря на просьбу Михаила Федотова (руководитель СПЧ — прим. ред.).

Мы и в разговоре с Дадиным подчеркивали, что у нас нет каких-то предубеждений или понимания, что произошло. Мы лишь хотим понять это. Мы с Игорем Каляпиным (член СПЧ, руководитель межрегиональной организации «Комитет по предотвращению пыток» — прим. ред.) в этой теме очень давно. И у нас было в практике, наверное, одинаковое количество случаев, когда люди, которые жалуются на пытки, вводили в заблуждение, и случаев, когда сотрудники правоохранительных органов обманывали. Поэтому мы абсолютно честно ехали понять, чему можно и нельзя верить. Особенно в том, что касается осужденных.

— Уже после вашего возвращения в Казань прошла новость, что Дадин отказался от полиграфа...
— Про то, что Ильдар Дадин «отказался от полиграфа» мы узнали еще там. Нам об этом сказали сами сотрудники ФСИН. Но о том, что адвокаты Дадина возражают против проведения этого исследования в их отсутствие, Дадин услышал от нас. На самом деле, он не против детектора лжи, но против отсутствия адвокатов.

Три дубля «шоу» и засекреченные кадры

Вообще, в этой истории меня очень удивляет, что пресс-служба ФСИН постоянно распространяет и интерпретирует ту информацию, которая должна исходить от других органов. Потому что полиграфолог в колонию приехал со Следкома в рамках доследственной проверки. И проверяют сейчас именно систему исполнения наказаний, так что она должна была бы помалкивать…

С Ильдаром Дадиным мы общались в первый день пять с половиной часов, и во второй общались — никаких препятствий не было. Хотя поначалу присутствовать при этом разговоре хотели представители ФСИН. Дадин объясняет все просто то, как появилась запись, распространенная ФСИН. Из-за того, что его избивали и макали головой в унитаз накануне, он на следующий день демонстративно отказался выходить из камеры. А дальше сотрудники снимали три дубля: вот он сидит на полу в камере, вот его предупреждают о незаконности таких действий и намерении применить физическую силу, вот он отказывается, вот его поднимают сотрудники и выводят из камеры. Потом из трех дублей выбрали наиболее убедительный — для доказательства правомерного применения физической силы. Дадин ведь еще руки специально сложил, чтобы не обвинили в сопротивлении.

Я, честно говоря, не припомню, чтобы подобными съемками пресс-служба ФСИН раньше занимались. Но видеозапись — это очень весомое доказательство. Есть десятки случаев, когда сотрудников правоохранительных органов отправляли на скамью подсудимых лишь при наличии видео каких-то действий. Не будем далеко ходить — вспомним ныне осужденного сотрудника казанской колонии № 19 и видео избиения этапированных, которое было обнародовано спустя многие годы.

Тут ведь еще что важно сказать — нам не показали реальные записи за 11-12 сентября — те дни, когда, как утверждает Дадин, над ним издевались. Если ФСИН все опровергает — почему не показывают? Нам сказали, что записи уже стерты. Но по их же ведомственным нормативам такое видео должно храниться год. Месяц хранения предусмотрен для записей с нагрудных видеорегистраторов охранников. А видеокамер там много — по одной в каждой камере, по две-три в коридорах, плюс нагрудные регистраторы. В общем, вся «зона» напичкана техникой, и совсем непонятно, зачем эти опровергающие реляции, если можно было все показать…

Если бы история с Дадиным произошла в Татарстане — сотрудники Следственного комитета давно бы изъяли все серверы, допросили бы всех 600 осужденных и на основе этих свидетельских показаний возбудили бы сразу серию дел. У меня в этом нет никаких сомнений! Потому что тут была «прививка «Дальним», и отношение к таким вещам принципиальное.

Пыточный конвейер 

Мы пообщались с десятком других осужденных, и они повторили ровно те же действия и те же обстоятельства, о которых рассказывает Дадин: 14-я холодная камера, деревянный молоток — им бьют по пяткам, растягивание за ноги, подвешивание на двери прогулочного дворика, макание головой в унитаз… Они описывают это в деталях, как это с ними происходило! И это осужденные, которые между собой не общаются! Там есть участок строгого режима, который вообще не пересекается с «первоходами», и осужденные с этого участка говорят то же самое.

А еще есть осужденный, который полгода находится в ЕПКТ (единое помещение камерного типа — прим. ред.), по сути, в одиночной камере, на тюремных условиях, кто такой Дадин, Москалькова — он вообще не знает и описывает, что с ним происходило в марте-апреле, а выходит, точно по нотам, то же самое!.. При этом администрация колонии с ними работу провела — минимум трое сказали, что сотрудники, когда вели их на личный прием, требовали молчать. Но нужно понимать, парни эти прожженные, которые готовы к последствиям.

— Но зачем вообще устраивать такие издевательства?

— Тут целый комплекс причин, как у любых сложных явлений. Во-первых, Дадин однозначно является политзеком — он получил три года тюрьмы исключительно за протестные пикеты. Это довольно сурово, хотя максимальная санкция по статье 212.1 УК РФ вообще пять лет. А политзеков у нас в тюрьмах сопровождают и довольно давно. Достаточно посмотреть на судьбы других людей. Нет никого, кому бы назначили реальный срок и забыли.

Татарстанец Рафис Кашапов не был отправлен в близлежащие колонии, его послали отбывать наказание аж в Коми. И сразу по прибытии подвергли нескольким взысканиям, в том числе ШИЗО, а затем перевели в ЕПКТ на гораздо более строгие условия. Это было в этом году. Вспомним Ирека Муртазина, успевшего за очень короткий срок отбывания наказания получить «почетный» статус злостного нарушителя установленных условий. У Дадина ситуация такая же, его тоже признали злостным нарушителем.

Во-вторых, карельские зоны очень хорошо известны в узких кругах, они все «красные» (контролируются исключительно администрацией — прим. ред.), причем очень давно. Вплоть до того, что сотрудники ФСИН говорили, что в их зонах нет мобильных телефонов — ни одного. Традиционно «красные» зоны и в Башкирии, а вот в Татарстане — традиционно «черные» (администрация позволяет осужденным устанавливать свои порядки, жить по понятиям — прим. ред.). И, поскольку решение об отбывании наказания человека в другом регионе принимается руководством федеральной службы исполнения наказания — им известно, в каких регионах какой режим. И, безусловно, направление Дадина в Карелию, в ИК-7, в частности, было решением продуманным…

Оружие осужденных — каминг-аут 

На самом деле Дадину осталось сидеть только девять месяцев.

— Выйти условно-досрочно шансов нет?

— Вряд ли. Учитывая, что у него семь взысканий и статус злостного нарушителя. Все началось с того, что по прибытии у него якобы нашли лезвия. Говорят, там их у всех «находят»… Думают, что теперь ФСИН будет с Дадина пылинки сдувать, равно как сдували их с Алехиной и Толоконниковой из Pussy Riot. Лично я бы сказал, что оптимальный вариант — это перевод в другую колонию, где он мог бы досиживать срок в гораздо менее жестких условиях. Но сам Дадин категорически против этого. Сказал, что это будет сделкой с совестью, потому что есть другие осужденные, которых никуда не переведут. И он просил, чтобы мы не ходатайствовали о его переводе в другую колонию. Но тут решение — за ФСИН.

— Так получается, что Дадин был прав, когда решил, что молчать и терпеть не станет? Но ведь это могло для него закончиться плохо еще до того, как в колонию приехали следователи и правозащитники...

— Система [исполнения наказаний] очень активно играет этими стереотипами об унизительности и эксплуатирует их. Сотрудники прекрасно знают — подавляющее большинство осужденных ни за что не скажет, что их совали головой в унитаз. Поэтому они и используют именно такие приемы.
И, на самом деле, в России все это закончится ровно в тот момент, когда осужденные перестанут этого стесняться. Это нормально — жаловаться на сотрудника, который совершает какие-то беспредельные действия. И ровно в тот момент, когда бы совершился такой каминг-аут и об этом начали говорить — эта практика сразу же перестала бы существовать…

Автор публикации – Ирина Плотникова
СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
2 сентябрь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.
10 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"