ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

15 ноябрь 2007 г.
Программа "Облака" о секциях дисциплины и порядка

Секции дисциплины и порядка и ситуация в местах заключения

Передача  "Облака"

N 791
06 ноября 2007  

 

Деятельность Секций дисциплины и порядка является основной причиной массовых акций протеста заключенных

О практике использования СДП говорят Т. Морщакова, М. Полякова, В. Абрамкин, Л. Пономарев

Новая "теневая экономика" ГУЛАГа

Обращение правозащитных организаций о ситуации, сложившейся в учреждениях УИН Санкт-Петербурга и Ленинградской области

В эфире программа "Облака"...

Это передача о заключенных, для заключенных и для всех тех, кому небезразлична их судьба.

Здравствуйте, у микрофона Ирина Новожилова.

В правозащитные организации приходят тысячи писем, жалоб, обращений от заключенных и их родственников, сообщающих о грубых и систематических нарушениях прав человека. Анализ этих обращений, проведенный исследователями и правозащитниками, позволил установить, что значительная часть жалоб связана с деятельностью "секций дисциплины и порядка" (СДП). Начиная с 2004 года, таких жалоб становится все больше и больше. Как считают эксперты, именно деятельность СДП является основной причиной массовых акций протеста заключенных, которые проходят в различных регионах страны с февраля 2004 года.

По сведениям правозащитников и по свидетельствам самих заключенных, в нарушение действующего законодательства, администрация учреждений фактически передает членам "секций" часть своих полномочий, например, наделяет их правом контроля за поведением других арестантов и правом наказывать их самостоятельно. Причем санкции, которые применяют к своим товарищам члены секций, часто выходят не только за пределы закона, но и общепринятых нравственных норм.

Анализу деятельности СДП были посвящены Общественные слушания, которые прошли 23 октября в Центральном Доме журналиста. В прошлой передаче мы познакомили наших слушателей с выступлениями некоторых участников дискуссии.

Предварительные результаты состоявшейся дискуссии рассматривались на заседании Президентского Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, которое прошло 31 октября.

В своем выступлении на заседании Совета Исполнительный директор общественного движения "За права человека" Лев Александрович Пономарев назвал практику использования СДП и нормативно-правовые документы, определяющие ее деятельность, антиконституционными.

По оценкам правозащитников, от 70 до 90 % осужденных "записывается" в секции. Из них формируется "актив", это примерно 10-20% от общего числа заключенных.
У микрофона Лев Пономарев:

"Именно эта группа - актив - совершает основные посягательства на права и жизнь других заключенных, пользуется различными привилегиями, включая освобождение по УДО. Вершина пирамиды актива получает право доносить даже на рядовых сотрудников администрации, подчеркиваю это: заключенные пишут докладные записки на тюремщиков. Существует представление, что нормативно-правовые документы, регламентирующие деятельность СДП, вполне конституционны, а беззаконие - результат эксцессов исполнения закона на местах. Однако в действительности действующий закон запрещает предоставлять членам самодеятельных организаций дополнительные льготы и наделять их полномочиями администрации исправительных учреждений. Все эти благие намерения разбиваются из-за превращения части осужденных с содействия администрации в некий эквивалент полицаев или капо. Капо - напоминаю, это надзиратели в фашистских лагерях".

Показания бывших заключенных, выступивших на слушаниях, письма, поступающие в правозащитные организации, свидетельствуют о том, что довольно часто осужденные, прибывающие в учреждение, подвергаются сильному давлению.

Незаконные наказания, издевательства, избиения и пытки - это основной способ пополнения рядов СДП. При этом заключенных заставляют писать заявление о том, что они это делают добровольно. Лев Пономарев представил копии нескольких заявлений. Вот текст одного из таких заявлений из Лечебно исправительного учреждении (ЛИУ) ╧ 16 Республики Мордовия: "Убедительно прошу Вас принять меня в секцию СДП, обязуюсь сотрудничать с администрацией ЛИУ-16, а также соблюдать ПВР (правила внутреннего распорядка), в случае нарушения своего обязательства вступаю в общество сексуальных меньшинств.
Подписано собственноручно без морального и физического давления".
Чуть ниже - дата (12.05.06) и подпись.

Одна из причин сложившейся пенитенциарной практики - это стремление сотрудников ИУ облегчить себе выполнение возложенных на них задач, - считает Тамара Георгиевна Морщакова - Член Президентского Совета, бывший заместитель председателя Конституционного Суда России. Вот ее слова:

"Не приведет к благим результатам попытка привлечь осужденных к осуществлению функций администрации. Эта попытка не основана на законе, она прямо противоречит его установлениям, запрещающим перелагать на осужденных какие бы то ни было функции администрации. Но кроме этого, она еще и практически выливается в позволение людям отнюдь не с высокими моральными качествами заниматься тем, чем они занимаются, став членами секции дисциплины и правопорядка. И действительно, факты того, что в армии называется "неуставным поведением", в колониях в колониях очень многочисленны и приводят к тяжелым последствиям".

Далее в своем выступлении на заседании член Президентского Совета Тамара Георгиевна Морщакова сказала:

"Я бы не хотела, чтобы правильно сформулированные требования международного сообщества искажались. Ни в каком международном документе не написано, что можно поручить отрядам осужденных - не одному человеку, отрядам! - следить за соблюдением дисциплины другими. Они осужденные - и те, и эти - почему одни лучше других? Такая дискриминация в субкультуре не может не дать отрицательных последствий. И они - эти последствия, - к сожалению, распространяются потом за пределы этих учреждений. Люди выходят, и тех, кто там расправлялся с заключенными, убивают просто. Не можем мы поощрять этого ни в каких случаях, даже если нам покажется, на первый взгляд, что это облегчит наши задачи. В действительности не облегчает".

В заседании Президентского Совета по правам человека, которое прошло 31 октября, приняли участие представители ФСИН России. Первый заместитель директора федеральной службы Эдуард Викторович Петрухин в своем выступлении утверждал, что деятельность СДП не противоречит Европейским пенитенциарным правилам.

Вот какую оценку этим утверждениям дала Мара Федоровна Полякова - председатель "Независимого экспертно-правового совета".

"Здесь были ссылки на европейские документы, но важно толкование, придаваемое практикой. Даже тех фактов, которые мне стали известны, достаточно для того, чтобы понимать, что секции дисциплины и порядеп используются со ссылкой, к сожалению, на европейские документы для того, чтобы путем насильственных действия наводить порядки. Нам приводили многочисленные факты избиений именно в целях усмирения заключенных. Конечно, это совершенно недопустимо".

Тамара Георгиевна Морщакова также считает, что выход из сложившейся практики "управления" заключенными во введении реального социального контроля за пенитенциарной системой. Она полагает:

"Система СДП - это свои внутренние надзиратели, над этими надзирателями нужно иметь внешних надзирателей и так далее. Здесь есть один единственный метод решения вопроса. Речь идет, естественно, об общественном контроле. И не нужны графики посещения колоний, потому что это помогает скрыть подлинное состояние дел". 

По данным Фонда "В защиту прав заключенных", в 2006 - 2007 годах прошло около сорока протестных акций. Причем в этом году они приобретают все более опасный для общества, и даже кровавый характер. В ходе дискуссии, состоявшейся в администрации Президента, представители ФСИН по прежнему отстаивали единственную версию протестных акций заключенных: во всем виноваты некие криминальные авторитеты, которые добиваются дестабилизации деятельности учреждений УИС.

Член Президентского совета Валерий Абрамкин назвал эту точку зрения несостоятельной. Говорит Валерий Абрамкин:

"Если допустить, что акции протеста планируются заранее, то непонятно: чем занимаются оперативные службы? Человек, хоть немного знакомый с нашими методами управления массой заключенных, должен предположить, что эти службы либо бездействуют, либо сама провоцирует протестные акции.
При огромной армии информаторов, нынешних средствах контроля - уже через пару часов после какого-либо обсуждения этих планов даже небольшой группой зачинщиков о них должны знать сотрудники оперативной части.

Версия про криминальных лидеров похожа на сказки про вредителей, врагов народа или масонский заговор. Не понятно, зачем этим лидерам надо бороться с установившимся порядком вещей. Они сейчас сидят как короли. Ни в одной тюрьме мира нет такой "малины", как у нас. Были бы деньги, и тебе подадут все, что душе угодно: выпивку, закуску из ресторана, наркотики и даже девочек".

Как считает Валерий Абрамкин, массовые акции протеста заключенных вызваны не какими-то отдельными нарушениями законности, ошибками тех или иных сотрудников учреждений УИС, а причинами, имеющими системный характер. Говорит Валерий Абрамкин:

"По результатам наших исследований, можно говорить о следующих рабочих гипотезах. В начале 21 века началось формирование новой "теневой экономики" ГУЛАГа. В сталинском ГУЛАГе практически весь доход от эксплуатации рабского труда заключенных поступал в государственный бюджет, служителям ГУЛАГа доставались "копейки": например, ювелирные украшения, золотые зубы и одежда расстрелянных.

Служителям нового ГУЛАГа, достается почти все: средства, поступающие из федерального бюджета (а они сейчас не малые), из региональных бюджетов и даже от западных и международных фондов. Произошла своеобразная "приватизация" заключенных. Большинство арестантов попадает в положение абсолютно приватизированного существа. И его самого, и родственников "выдаивают до посинения".

Средства, поступающие арестантам (денежные переводы, пенсии, пособия и т.п.), тормозятся на счетах в банке, проценты понятно куда поступают.

Простому человеку не понять, почему введены незаконные, по сути, ограничения на средства, которые могут тратить заключенные на так называемый ларек. В некоторых тюрьмах и лагерях они составляют 100 рублей при ценах более высоких, чем на воле. Но что ж тут непонятного. Возникает дефицит, значит, цены на черном рынке растут. Если устраивается акция по изъятию сотовых телефонов, как в пятой колонии под Питером, в несколько раз вырастает цена черного рынка на мобильники. Так происходит втягивание все большого количества заключенных в чернорыночную экономику.

Поэтому появилась необходимость в создании полностью управляемого арестантского сообщества, а тут опыта нам не занимать, поэтому прежние ГУЛАГовские и нацистские технологии стали сильно востребованы.
Поскольку они одинаковы в разных учреждениях, можно предположить, что над ними трудятся целые научные коллективы.

Руководство ФСИН часто жалуется на свою бедность и маленькую зарплату сотрудников. Посмотрите на стоянки около некоторых учреждений. Раньше там было две-три машины, теперь автомобилям, на которых приезжают на службу сотрудники, места не хватает.

Все продается, и все покупается в этом "чернорыночном ГУЛАГе": сотовые телефоны, оружие, взрывчатка. Даже совесть и душа продается - это мы видим на примере с Секциям дисциплины и порядка".

В своем выступлении на заседании Совета Исполнительный директор общественного движения "За права человека" Лев Александрович Пономарев предложил программу срочных мер для разрешения создавшейся чрезвычайно тяжелой ситуации:

"Первое: законодательно исключить обязанность выявления ранее совершенных преступлений оперативными частями в учреждениях уголовно-исполнительной системы.
Второе: законодательно упразднить Секции дисциплины и порядка (СДП), установить абсолютный запрет на создание самодеятельных структур из заключенных, на которые в том или ином виде возлагались бы правоохранительные и оперативно-контрольные функции.

Третье: отменить административную независимость ФСИН РФ, возвратить ведомство в состав Министерства Юстиции РФ.

Четвертое: способствовать срочному принятию Федеральным Собранием закона об общественном контроле мест содержания под стражей.

Пятое: до принятия закона об общественном контроле утвердить основные его положения и ввести в действие общественный контроль специальным указом Президента РФ".

 Кроме того, Лев Пономарев предлагает: запретить любые коллективные наказания арестантов, и в первую очередь, "профилактические" избиения заключенных, практикуемые в некоторых учреждениях ФСИН Россию. Необходимо строго наказывать, вплоть до привлечения к уголовной ответственности, руководителей учреждений при обнаружении подобных фактов.

 В следующих выпусках "Облаков" мы расскажем нашим слушателям о ходе дискуссий, связанных с проблемами УИС, которые привлекают все большее общественное внимание.

Ряд отечественных и международных правозащитных организаций направили открытое обращение Уполномоченному по правам человека РФ Владимиру Лукину и Председателю Президентского Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Элле Памфиловой.
В нем идет речь о ситуации, сложившейся в учреждениях управления по исполнению наказаний Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

"Администрация этих учреждений, - говорится в обращении, - почти потеряла контроль над подведомственными им заведениями, публично утверждая, что зоной или следственным изолятором управляют криминальные авторитеты. Таким образом, администрация, фактически расписываясь в своей профессиональной непригодности, и сейчас пытается восстановить утерянный авторитет силовыми методами".

Далее правозащитники сообщают о том, что уже около сотни заключенных из колонии ╧ 5 (пос. Металлострой) вывезено в другие регионы.

По официальной версии Санкт-Петербургского управления исполнения наказаний, эти действия предприняты с целью сохранения стабильности в этой колонии.

"Осужденные из этой колонии, которые ранее обращались к правозащитникам, предвидели не только отправку их в другие, дальние колонии, но и писали о том, что по пути следования или по прибытии на место их ожидает расправа и даже смерть. К сожалению, их опасения стали подтверждаться, в правозащитные организации уже начали поступать сведения о гибели этапируемых. Так, мать заключенного Герасименко сообщает, что ей пришла телеграмма за подписью подполковника Тимофеева о смерти ее сына во время этапирования. Мать умершего сообщает, что ее сын, 1973 года рождения, был абсолютно здоров┘"

 Мать погибшего заключенного сообщила об этом трагическом случае и сотрудникам нашей передачи.
Творческая группа "Облаков" выражает соболезнования матери заключенного Герасименко - Нине Николаевне

Источник: Центр  содействия реформе уголовного правосудия

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
2 сентябрь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.
10 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"