ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

26 июнь 2009 г.
Письмо Сергея Ковалёва из Хамовнического суда

В процессе по делу ЮКОСа власть занимается не только и не столько судебным грабежом, сколько педагогикой. То есть нефтяную компанию она, конечно, ограбила и поделила, рассовав миллиарды по карманам. Но больше всего ее в этом деле беспокоили и беспокоят педагогические задачи ≈ обновление, усовершенствование и повсеместное внедрение сталинской политической модели.

Уроков преподано сразу несколько. И не только обществу в целом, но и конкретно слою крупных предпринимателей.


Дело в том, что с распадом СССР в стране появилось большое количество очень богатых людей. У них было много денег, и они заботились об их сохранении. Неудивительно, что у самых умных капитанов и адмиралов бизнеса постепенно проснулось желание жить в такой стране, в которой бы гарантировалась неприкосновенность их состояния. А такое возможно лишь в по-настоящему правовом государстве. Ну да, придется много налогов платить, от многого отказаться, во многом себя ограничить ≈ но оно того стоит.


Соответственно, представители бизнеса начали всячески добиваться такого государства ≈ тратить на это большие деньги, заниматься политикой. Как это во всем мире происходило и происходит.
Однако наша власть ≈ ребята ушлые. Они отлично понимали, каких дел можно наделать в политике, когда у тебя много денег. В этом они профессора и имеют опыта гораздо больше, чем бизнесмены. И поэтому власти стало очень страшно. Страшно, что созданная ею система будет разрушена, а стало быть, есть угроза потерять все, что нажили лидеры и обслуга.

Чтобы отбить у бизнеса всякое желание заниматься политикой и возник процесс ЮКОСа. Всем, кто на тот момент имел серьезные капиталы, был преподан хороший урок: мол, ребята, ничего у вас не выйдет, забудьте про политику, ваше участие в ней сводится к беспрекословному послушанию и готовности жертвовать деньги ≈ причем, столько, сколько мы скажем.


Поначалу бизнес-сообщество, включая правительство и лично премьер-министра, стало возражать против судебного процесса. Но когда Путин высказался на этот счет вполне ясно протесты тут же прекратились. Между собой многие, конечно, продолжали возмущаться и негодовать. Но публично заявить о своем несогласии они уже не решались. Цель была достигнута.


Вместе с тем, первый процесс против Ходорковского загнал власть в тупик. Ведь ничто не вечно. Было понятно, что Ходорковский из тюрьмы выйдет нераскаянным, озлобленным и обязательно снова полезет в политику. Перед государством встал вопрос: ╚Как с Ходорковским поступить дальше? Уморить его в тюрьме, что ли?╩. Истории Литвиненко повторять не хотелось. Возникла другая идея: ╚Продлим Ходорковскому срок, а там посмотрим╩. И вот вам второй процесс.


Я совсем не понимаю, что происходит во втором процессе. Про первый у меня есть некие соображения, доступные мне при всей моей экономической безграмотности. Тогда было, по крайней мере, ясно, к чему власти цепляются. Я их доводы никогда не принимал, но понимал.
Теперь же, судя по всему, государство руководствуется только одной навязчивой идеей: не время выпускать ╚мерзавцев╩ на свободу. Вот и вся мотивация. По устоявшейся отечественной традиции, возвращённой в современность, на суд она, однако, почему-то действует.


Поэтому я с полным доверием отношусь к словам обвиняемых и их адвокатов о том, что они не понимают сути предъявленных им обвинений. Что Ходорковский и его коллеги украли ≈ нефть, деньги? А, главное ≈ у кого?


Государству в этой ситуации только и остается, что повторять старую советскую присказку: у народа. Тем самым оно возвращаются к марксистской формуле: крупный предприниматель всегда враг общества (народа), потому что он грабит трудящихся. Здесь мы видим сталинскую модель политического устройства не только по сути, но уже и по форме.


Другим уроком, который посредством дела Ходорковского государство преподало обществу, стало демонстративное уничтожение правового судопроизводства, независимой судебной власти. В середине 90-х был короткий период, когда суд сохранял настоящую независимость. Но просуществовало это недолго. Шаг за шагом, власть постепенно восстановила до боли нам знакомый советский суд ╚чего изволите?╩ Обществу дали понять, что в споре с государством никто не может рассчитывать на победу в суде.


В ряде судебных процессов внедрялась эта сталинская модель послушного правосудия. Окончательно же она может утвердиться по итогам дела ЮКОСа.

 

Вместе с тем, я не расстаюсь с надеждой на освобождение Ходорковского и его соратников. И на это есть некие основания ≈ уж больно нелеп этот суд, уж больно слаба позиция обвинителей, уж больно безосновательны их претензии. Прокурорам будет очень сложно добиться нужного властям результата, не вызвав бурного негодования общественности, в том числе и западной.


Поэтому шанс на положительный исход в этом процессе есть. И если он осуществится, это будет очень заметная победа для всей социальной, экономической, политической и судебной системы России.

Сергей Ковалев

 

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
2 сентябрь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.
10 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"