ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

10 июнь 2016 г.
Лев Пономарев: в русском человеке нет гуманизма

Лица, совершившие преступление небольшой или средней тяжести, при явке с повинной будут освобождены от уголовного наказания. Соответствующие поправки в ч. 1 ст. 75 УК РФ подписал президент второго июня. Обязательные условия – гражданин впервые нарушил закон, помогал правоохранительным органам в расследовании, а также компенсировал нанесенный ущерб. В свою очередь, осужденных в тюрьмах также ждут послабления в законодательстве: Минюст согласился на длительные свидания (до трех суток) для заключенных в колониях строгого режима. Ведомство подготовило поправки в Уголовно-исполнительный кодекс, пока они не вступили в силу. Об этих нововведениях, положении заключенных, «духовных скрепах» и отношении россиян к сидящим в тюрьмах корреспондент Северо-Западного правового центра «Человек и Закон» побеседовал с исполнительным директором Фонда «В защиту прав заключенных», правозащитником Львом Пономаревым.

  «Хорошо, если лишний раз человека не посадят»

  — Лев Александрович, что Вы думаете об освобождении от уголовной ответственности при явке с повинной?

  — На самом деле наши правоохранительные органы больны. Поэтому такого рода инициативы, которые уменьшают тюремное население, меня радуют. Если все это будет прозрачно, если правозащитники, члены общественности будут следить за этим, то вообще-то предложение очень гуманистическое. Хорошо, если лишний раз человека не посадят. Но я сразу начинаю думать о том, какие издержки могут быть? Мы знаем, что следствие часто работает, выбивая явки с повинной. Это огромная проблема. На граждан оказывают в лучшем случае психологическое давление, в худшем — физическое. Довольно часто это пытки известными методами: надевание пластикового пакета на голову, электрошокер, пытка утоплением. Когда знакомишься с практикой работы следственных органов, волосы дыбом встают. Поэтому у меня возникает вопрос: не будут ли эти явки с повинной связаны с улучшением отчетности, чтобы просто поставить галочку? Не будет ли это просто бюрократической процедурой? Если из невинных людей начнут выколачивать эти явки, ничего хорошего тут нет.

  — Есть еще предложение разрешить для заключенных в колониях строгого режима длительные свидания. Но это пока именно предложение.

  — Эту меру могу только приветствовать. Насколько я знаю, далеко не во всех западных странах разрешены длительные свидания. Несмотря на то, что условия содержания заключенных там гораздо лучше, чем у нас. И в этом смысле Россия может показать редкий пример человечного отношения к осужденным. Видимо, перед выборами власть начинает думать не только о себе, но и о народе.

  В поисках «духовных скреп»

  — Уже сейчас некоторые возражают против «поблажек» для заключенных. Мол, зачем смягчать условия для преступников? В колонию строгого режима попадают не просто так.

 

  — Последнее время у нас только и разговоров, что о духовных скрепах… Вот я — русский человек, у меня дед был крестьянин. Это я к тому, чтобы меня не обвиняли в русофобии. Но меня удивляет жестокосердность нашего российского населения. Именно русского человека. Я сам неоднократно сталкивался с этим даже в прямом эфире, когда говорил, насколько жестока система исполнения наказаний относится к заключенным, как там они подвергаются пыткам и убийствам. Ведь мы никак не можем побороть то, что заключенных попросту убивают, когда они пытаются там быть людьми. А мне отвечают: «Да хоть бы они все сдохли». Отвечают наши «высокодуховные» люди, российское население. Это удивительный факт, насколько мы все жестоки. И страна никогда не выберется из нынешнего положения, если гуманизм не появится. Гуманизма нет в русском человеке. Скорее всего, это связано с десятилетиями советского террора.

  Я помню, как одна известная писательница призывала не давать поблажек в тюрьмах беременным женщинам. По ее словам, они умышленно беременеют, чтобы получать льготы, этого нельзя допускать и так далее. Вот это жестокосердие поразительно!

  — Так почему же нужны длительные свидания? Разве преступник не должен быть изолирован от общества?

  — Очень важно, чтобы заключенный надеялся на выход, чтобы сохранялись семейные связи. Это принципиальная вещь, чтобы человек после выхода на свободу снова не совершал преступлений, чтобы он социализировался. Есть ощущение, что многие считают: раз человек совершил тяжкое преступление, его и убить не жалко. На самом деле есть закон, по которому человек лишается свободы в соответствии с характером преступления. И когда он отбыл наказание, то имеет одинаковые права с теми людьми, которые живут на свободе. Надо уметь прощать. Где это самое хваленое христианство, православие и «духовные скрепы»? Нет этого ничего у населения. Те кто так говорят, это люди бездуховные.

  «Система законсервирована»

  — Закон о явке с повинной и разрешение длительных свиданий намечают тенденцию к гуманизации законодательства. Можете ли Вы сказать по опыту последних лет, нет ли такой же тенденции в атмосфере самих тюрем и положении заключенных?

  — К сожалению, нет. Я 15 лет занимаюсь проблемами в тюрьмах, за все это время не вижу никаких изменений. Видимо, нет политической воли у руководства страны и в системе исполнения наказаний. Все очень запущено. Есть жестокость и «снизу», и «сверху». «Сверху» — это традиции, которые сохранились с незапамятных времен, возможно, еще с императорских. Заключенных не считают за людей, обращаются как со скотом. Более того, пытаются изменить законодательство, чтобы их можно было безнаказанно избивать. В средневековье людей избивали, отрубали руки, ноги. Сейчас закон это все-таки запрещает. Но протаскивают в законодательство так называемый «Закон садистов», с которым боролся и я, и мои коллеги. По нему можно наказывать, применяя спецсредства, за административные нарушения. Например, заключенный отказался вставать с постели – его можно избить. Хотя есть для таких случаев штрафной изолятор, есть другие способы наказания, более гуманные. Нигде в мире, кроме стран востока, Ирана, Северной Кореи, людей не избивают.

  — Насилие «снизу» — это об отношениях среди самих заключенных?

  — Именно. Система привыкла управлять заключенными не только с помощью администрации, но и с помощью других уголовников, которые помогают ей. Это так называемые «активисты». Именно эти активисты больше всего нарушают права заключенных: вымогают деньги, избивают, насилуют. Ясно, что администрация не будет применять к заключенным сексуальные наказания. А мерзавцы, которые сидят в колониях, получив 20 лет, делают все что угодно. Они получают преференции от руководства. Система законсервирована. В тюрьмах много насилия, доходит и до убийств, которые не расследуются. Если нововведения как-то смогут изменить эту ситуацию, наше общество также изменится в лучшую сторону.

Елена Воложанина

Источник: Человек и Закон

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
6 октябрь 2016 г.
10 июль 2018 г.
3 апрель 2018 г.
21 февраль 2018 г.
12 январь 2018 г.
15 декабрь 2017 г.
8 декабрь 2017 г.
30 ноябрь 2017 г.
8 ноябрь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"