ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

19 октябрь 2016 г.
Фигурант «списка Магнитского», «Офицеры России» и «Боевое братство»: кто идет в ОНК

В распоряжении Открытой России оказался реестр кандидатов, баллотирующихся в Общественные наблюдательные комиссии в этом году: в нем фигурирует немало силовиков и представителей организаций, которые сложно назвать правозащитными. Автор закона «Об общественном контроле» Валерий Борщев считает, что число правозащитников в ОНК ограничивают с помощью лимита в три срока


К 1 ноября совет Общественной палаты РФ должен утвердить новые составы Общественных наблюдательных комиссий в 43 субъектах РФ. Всего в голосовании, которое пройдет удаленно в течение этой недели, примет участие около девятисот кандидатов. Все они, согласно установленному порядку, должны баллотироваться от общественной организации.

В московском списке есть сразу две примечательные фамилии. 

От «Российской ассоциации правовой журналистики» избирается фигурант «списка Магнитского» Дмитрий Комнов, экс-начальник СИЗО №2 «Бутырка» и СИЗО №3. 

Именно в «Бутырке» провел последние годы жизни Сергей Магнитский — как утверждают адвокаты и как он писал в своих жалобах, тюремные медики не оказывали ему необходимой помощи. А арестанты СИЗО №3 жаловались, что Комнов лично их избивал.

Дмитрий Комнов. Кадр: телеканал RT

Дмитрий Комнов. Кадр: телеканал RT 

От межрегиональной общественной организации «Общество содействия правоохранительной, охранной и противопожарной деятельности» в Московское ОНК баллотируется Андрей Стебенев, экс-защитник Светланы Давыдовой, лишенный адвокатского статуса за то, что отказался обжаловать ее арест, а также называл обвинения против нее «небезосновательными». 

Среди организаций, выдвигающих кандидатов, немало тех, что сложно назвать правозащитными. Из подобных сообществ по числу выдвинутых кандидатов лидирует Всероссийская общественная организация ветеранов «Боевое братство». На их сайте нет ни единого упоминания о какой-либо правозащитной деятельности, зато есть ссылка на движение «Антимайдан» и интервью с актрисой Ольгой Чурсиной для портала «Русская весна» о русофобии и «свидомых» украинцах.

В действиях членов ОНК от «Боевого братства» усматривали коммерческие интересы. Председатель комиссии в Челябинской области Василий Катанэ пытался исключить из состава ОНК правозащитника Николая Щура — якобы из-за получения его группой иностранного финансирования. Также «Братство» тесно связано с тюремщиками: они организовывают спортивные слеты совместно с Академией ФСИН и клубом «Факел», который возглавляет сотрудник ОСН «Факел» УФСИН России по Московской области Владимир Быковский, участвуют в совместных мероприятиях — например, в 58-й годовщине со дня образования ИК-33 ГУФСИН по Саратовской области.

Фото: Всероссийская организация «Боевое Братство» / Вконтакте

Фото: Всероссийская организация «Боевое Братство» / Вконтакте 

Представители «Боевого братства» баллотируются во Владимирской, Челябинской, Самарской, Тамбовской, Омской областях, Мордовии, Марий Эл, Башкортостане и Коми.

На втором месте по количеству кандидатов среди организаций, связанных с силовиками, идут «Офицеры России», недавно принявшие участие в скандале вокруг фотовыставки Джока Стерджеса. Бессменный председатель «Офицеров» Антон Цветков возглавляет в Общественной палате РФ комиссию по безопасности. В 2013 году ему удалось занять пост председателя московского ОНК — тогда он первым среди общественников побывал у активиста «Левого фронта» Леонида Развозжаева в СИЗО и заявил, что не обнаружил следов пыток. Правозащитники Валерий Борщев, Зоя Светова, Любовь Волкова, Лидия Дубикова и Анна Каретникова, посетив арестованного, следы пыток увидели.

«Офицеры» попробуют занять посты в ОНК в Москве, Санкт-Петербурге, Челябинской, Мурманской, Ульяновской и Тюменской областях. 

Фото: «Офицеры России» / Вконтакте

Фото: «Офицеры России» / Вконтакте 

Остальные «силовые» организации не так крупны. В нескольких областях фигурируют общества, связанные с ветеранами Афганистана. В Татарстане, Мордовии, Омской и Тверской областях пытаются избраться «Ветераны уголовно-исполнительной системы», в Ульяновске есть кандидат от «Ассоциации работников правоохранительных органов и спецслужб Российской Федерации», в Свердловской области — двое от «Организация ветеранов внутренних дел и внутренних войск».

Среди правозащитных организаций больше всего кандидатов выдвинули «Красный Крест», «Мемориал», региональные Советы общественных наблюдательных комиссий и журналистские профсоюзы.

Валерий Борщев, член ОНК Москвы и автор закона «Об общественном контроле», рассказал Открытой России о перспективах работы нового созыва ОНК.

— Стоит ли ждать новых ограничений в деятельности ОНК?

— На заседании рабочей группы отдельно вынесли вопрос про журналистов в ОНК — они, дескать, имеют преимущества, и это неправомерно. Как я понял, кто-то хотел бы внести журналистов в список людей, которые не могут быть членами ОНК, как депутаты или чиновники. Я выступал по этому поводу, привел удачные примеры журналистов среди членов ОНК: Елену Масюк, Зою Светову, Еву Меркачеву. Я лично рад, что в ОНК много журналистов — больше гласности, люди больше узнают о том, что происходит в тюрьме, а значит больше эффективности, потому что информация, опубликованная в СМИ, обязана рассматриваться государственными структурами как заявление. Меня в этом поддержал Антон Цветков. Благодаря тому, что прошла такая дискуссия, этот вопрос закрыли. 

— Среди кандидатов этого созыва чрезвычайно много бывших силовиков. Будут ли они препятствовать деятельности правозащитников и журналистов в ОНК?

— В ОНК всегда было много силовиков. Пока у членов ОНК есть возможность действовать самостоятельно: закон говорит, что достаточно заявлений двух членов ОНК для посещения тюрьмы. Ни председатель комиссии, ни собрание ОНК не может запретить или определить, ходить или не ходить. Но уже давно наблюдается противозаконная тенденция, когда в некоторых регионах председатель ОНК получает чрезмерные полномочия, и через него решается вопрос посещения колоний. Это противоречит закону: нет такого права у председателя — санкционировать или не санкционировать посещения членов ОНК. Как показал опыт, члены ОНК из числа представителей силовых структур крайне редко посещают места принудительного содержания. Если не будет таких противозаконных действий, тогда можно сказать, что они просто повышают балласт, чтобы получать два разных мнения. Одни посетили — одно мнение, другие посетили — другое мнение. Например, челябинская ОНК — там был бунт в Копейске. Николай Щур занимал одну позицию, говорил о тревожной ситуации и дал правильную оценку этому бунту, а председатель местной ОНК (Анатолий Тарасюк, экс-начальника челябинской колонии № 15. — Открытая Россия) занимал позицию противоположную. Силовики, конечно, будут, но главное, чтобы были и правозащитники. 

— Но правозащитников среди кандидатов в ОНК не стало больше.

— Правозащитников становится меньше. В первых созывах было много правозащитников, но они теперь не могут баллотироваться, у них исчерпан лимит участия. Я и Любовь Волкова перешли из ОНК Москвы в Московскую область — это близко. А если человек в Красноярске? Он же не может перейти в Иркутск или Новосибирск. Сложно жить в одном регионе, а работать в другом. Главная причина того, что становится меньше правозащитников, — лимит пребывания членов ОНК: не более трех сроков. Это неправильно — депутаты же не имеют лимита. Ставился вопрос, чтобы это ограничение снять, но Госдума не приняла наше предложение. Это искусственная норма, и она сыграла решающую роль в том, что правозащитников в этом созыве станет намного меньше. 

Любовь Волкова и Валерий Борщев во время визита в туберкулезную больницу службы исполнения наказания. Фото: yabloko.ru

Любовь Волкова и Валерий Борщев во время визита в туберкулезную больницу службы исполнения наказания. Фото: yabloko.ru 

— Насколько члены совета Общественной палаты при утверждении кандидатов будут ориентироваться на мнение членов рабочей группы?

— На заседаниях рабочей группы я не помню членов совета Общественной палаты, так что они наши мнения и оценки не знают. Может, кто-то посмотрит на наше голосование, но боюсь, большинство этого делать не будут. Я выступал по поводу Дмитрия Комнова, и мне стали возражать. Я считаю, что Дмитрий Комнов не должен быть членом ОНК: он серьезно нарушал права человека, будучи начальником СИЗО, он причастен к тому произволу, который совершался над Сергеем Магнитским. Есть и другие люди, которые не могут быть членами ОНК. Но рабочая группа не имеет права решать — юридически предложения носят чисто рекомендательный характер. Мы, конечно, проголосовали, и я проголосовал против Комнова. Но решать будет совет Общественной палаты. Если бы их интересовал бэкграунд кандидатов, они бы обращались к нам, правозащитникам-членам ОНК, которые работали и знают ситуацию. 

— Есть поправки в закон об общественном контроле, ограничивающие возможность представителей организаций со статусом иностранного агента стать членам ОНК. Насколько это может повлиять на состав будущих ОНК?

— Это тоже серьезно ограничило количество правозащитников. Число правозащитных организаций не так велико, всегда был дефицит в поисках правозащитников в ОНК. А этот закон очень серьезно ограничил возможность прихода правозащитников. Но главное — это лимит трех сроков. Основные правозащитники проработали три срока, и они сейчас выпадают. 

— Как обстоит ситуация с правозащитниками в составе ОНК в регионах?

— В каких-то регионах в ОНК есть правозащитники, в каких-то даже не двое, а гораздо больше. А с другими надо работать. Были случаи, когда приходили одни люди, мы считали, что они отнюдь не из правозащитного сообщества, но потом становились хорошими членами ОНК и заявляли себя как люди с правозащитной позицией. Такое не происходило массово, но было.



Источник: Открытая Россия

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
6 октябрь 2016 г.
3 апрель 2018 г.
21 февраль 2018 г.
12 январь 2018 г.
15 декабрь 2017 г.
8 декабрь 2017 г.
30 ноябрь 2017 г.
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"