ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

1 ноябрь 2016 г.
Андрей Бабушкин: Ответ Павлу Пятницком
Павлу Пятницкому

Здравствуйте, некогда уважаемый мною Павел Игоревич!

С некоторых пор каждый день меня стали спрашивать: ну когда ты ответишь Пятницкому? Он же что ни день, то пишет о тебе все новые и новые гадости.

Не скрою, были у меня дела более важные, чем дружеская полемика с Вами. Но народ требует и вот я отвечаю на Ваши фантазии.

Во 1-х, возглавляемая мною с 1996 года организация называется не Комитетом гражданского содействия, а Комитет за гражданские права. Будьте внимательнее.

Во 2-х, «бумажки», которые мы пишем, называются апелляционными и надзорными жалобами, исковыми заявлениями, запросами (не буду перечислять, разновидностей этих «бумажек» около ста). Если бы за каждую из них мы брали хотя бы по тысяче рублей, то наши зарплаты были бы в диапазоне не 15-35 тысяч рублей, а больше, чем Ваша. Но у тех, кто к нам обращается, таких денег (я имею в виду тысячу рублей), поэтому мы довольствуемся обычным «спасибо». Чтобы Вы поняли: за те 3 месяца, что мы работаем без грантов, мы собрали в качестве пожертвований около 220 тысяч рублей. А «бумажек» составили более 3.000. И не надо Вам, Павел Игоревич, обо всех судить по себе.

В 3-х, во время нахождения вместе с М.А. Федотовым на Кавказе, я посетил штук 30 отделов полиции, СИЗО, ИВСов и т.д. Но ни одной колонии не посещал. Вас обманули. Обманули Вас и в том, что в колониях на Кавказе сидят лица, осужденные за терроризм. Их там нет. Такие лица отбывают наказание за пределами СКФО.

В 4-х, чтобы Вы немножечко знали историю законодательства об общественном контроле напишу: и сама идея общественного контроля за МПС, и первый вариант закона – это мое изобретение. Я с ним пришел к Льву Левинсону, затем над текстом поработал Сергей Пашин, а затем Лев то, что получилось отнес Валерию Васильевичу Борщеву.

В 5-х, Андрей Владимирович Маяков, которого посадили и осудили к 6 годам лишения свободы, был не помощником, а моим заместителем. По этому делу я написал достаточно много. Не буду повторяться, если у Вас есть желание разобраться, то Вы разберетесь, укажу лишь на одно: наркоман –провокатор Денис Селин, который бросил Маякову куклу с 10 тыс. рублей накануне приходил ко мне, просил, чтобы я закрыл дверь и поговорил с ним наедине, но я отказался. Потом местные жители мне рассказали, что за соседним домом стояли те же машины УЭП и НТВ, что на следующих день «изобличали» Маякова.

В 6-х, про жалобы «от несовершеннолетних парней, которые находили приют и кров в Комитете за гражданские права» мне ничего не известно. Буду признателен, если Вы направите мне копии этих жалоб.

В 7-х, Ваш упрек, что я часто бываю занят и лишен возможности немедленно помочь тому, кто пришел без договоренности, наверное, справедлив. Поэтому я и работаю 7 дней в неделю примерно по 12 часов в день. Если Вы знаете, как помогать всем, кому помощь нужна, одновременно, научите. Буду рад у Вас поучиться.

В 8-х, мне не известно ни одно мое высказывание, где бы я писал, что Вы стали мерзавцем и сподвижником дьявола. Претензии к Вам у меня есть, и они, как мне кажется, справедливы. Например, Вы зачем-то выдумали, что Душутин предлагал передать взятку депутату Хинштейну. И по Алексею Викторовичу Ваша выдумка больно ударила. Но и даже после получения данной информации, учитывая то, что Вы много сделали для проверок полиции, да и в СИЗО кое-кому помогли по зову души, а не кошелька, я действовал не через СМИ, а руководство ОНК и путем документального опровержения Ваших заявлений.

В 9-х, относительно отказа впускать меня в камеры СИЗО, Вас снова кто –то обманул. За 26 лет я посетил 95 российских СИЗО, заходил в камеры около 10 тыс. раз. Не пускали меня в камеры дважды, оба раза в начале 2016 года: в камеру СИЗО-4, где сидел смотрящий за СИЗО, когда я и Масюк выясняли обстоятельства смерти 5 заключенных в течение нескольких месяцев, и в камеру СИЗО-2, когда там нарушали ПВР. Если бы Вы почаще ходили по камерам, то, наверняка, тоже столкнулись бы с подобным.

В 10-х, относительно смерти моей Мамы. Надеюсь, что Вы никогда не переживете ничего подобного. Мою Маму Светлану Марковну Ротштейн убил человек, если его так можно назвать, по имени Антон Соколов. Все обстоятельства этой трагедии – в материалах и приговоре Мосгорсуда от 2005 года. Существо получило 20 лет лишения свободы. До этого мы не просто помогали ему почти 6 лет, благодаря мне он освободился за пол года до конца срока. У него были оба родителя и бабушка, но когда он сидел в МВТК, затем вышел, затем снова сел, помогали ему не они, а мы. 5 августа 2004 года он освободился. В ночь с 9 на 10 сентября того же года он, покинув Наркологическую больницу, нанес 19 ножевых ударов моей Маме-инвалиду, похитив из моего дома алкоголь, ювелирные изделия и ноутбук. У предыстории преступления было несколько аспектов. Один из них был таков. Как и в 2016 году у нашей организации не было гранта. Правда, нагрузка у нас тогда была меньше раз в пять, и кроме грантов, у нас была прямо около входа в офис торговая палатка. Много денег она не давала, но % 20 от потребностей в финансах мы имели. Мама купила мне путевку и я уехал в санаторий. С собой взял шесть тысяч рублей. Но нашелся человек, не буду его называть, так как его уже давно нет в живых, зачем –то стал рассказывать, что я взял с собою в Кисловодск 6, а 60 тыс. рублей. То есть ни у кого денег нет, а Бабушкин шикует. Эти слова слышал и Соколов. После моего отъезда он ограбил палатку, а, когда я пригрозил ему подачей заявления, пришел ко мне домой.

Это я к тому, Павел Игоревич, что, если я в публичном пространстве начну на кого-то наезжать, и особенно врать, то это может стать реальной угрозой безопасности человека и его близких.
Постарайтесь впредь этого никогда не делать.

В 11-х, не смог не отреагировать на комментарий на Ваши писания. Некто написал: «Сколько сотрудников пострадали из-за него (то ест. Меня –АБ), когда его ловили в бахесе». Что такое «бахес» я не знаю, меня последний раз ловили, когда я играл в салки (это было лет 30-35 назад), а сотрудники, что пострадали при моем содействии. Пострадали не из-за меня, а из-за коррупции и пыток, к которым они были причастны. Впрочем, я посчитал: я защищал раз в 5 больше сотрудников, чем посадил.

Если Вас на самом деле так интересует моя работа и работа возглавляемой мною организации, где, как Вы пишете, творят чудеса и за одну «бумажку» получают 15 тысяч рублей, то приглашаю Вас к нам в гости.
Наш адрес Шокальского, 61 корп. 1.

Мой телефон 985-910-77-14.
Буду раз узнать, когда Вам будет удобно к нам заехать.

А.В. Бабушкин, Живой журнал
СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.
24 сентябрь 2018 г.
23 июль 2018 г.
10 июль 2018 г.
3 апрель 2018 г.
21 февраль 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"