ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

25 ноябрь 2016 г.
Адвокаты не хотят выворачивать карманы

Российские адвокаты, по информации «НГ», просят подробно прописать основания, по которым их могут подвергнуть личному досмотру в СИЗО перед встречей с подзащитными. Они предлагают продумать механизм привлечения к ответственности сотрудников следственных изоляторов, превышающих свои полномочия.

Федеральная палата адвокатов (ФПА) обратилась в Минюст, чтобы выяснить, на каких основаниях сотрудники СИЗО проводят досмотры адвокатов. Обыски проходят как при входе в учреждение, так и при выходе. Осмотреть могут не только карманы и портфели, но даже автомобиль. Некоторые защитники сегодня вынуждены ходить в изолятор исключительно с блокнотом и ручкой.

Как утверждают в ФПА, жалобы на превышение полномочий представителями Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) идут из разных регионов. Чиновники отвечают, дескать, проверки «проводятся в целях перекрытия каналов поступления запрещенных предметов через КПП». Внятного ответа не дают, ограничиваясь цитированием закона.

Из разъяснений Минюста следует, что действующее законодательство не дает администрации СИЗО права на досмотр всех без исключения адвокатов. Однако сотрудник все-таки может инициировать проверку «при наличии оснований подозревать адвоката в попытке проноса запрещенных предметов». По сути, это и есть та самая лазейка, которой Минюст не придает особого значения.

Как пояснил «НГ» советник ФПА Сергей Бородин, речь идет о неправильном применении закона: «Достаточными основаниями должны быть, к примеру, результаты оперативно-разыскных мероприятий, но никак не догадки или фантазии». По его словам, основания досмотра в СИЗО, как и сама процедура, должны быть детально регламентированы. Эксперт рассказал, что должностные лица ФСИН также пренебрегают оформлением протоколов о досмотре, что фактически лишает возможности обжалования их действий.

Эксперт указал и на противоречия норм федерального законодательства. К примеру, цель досмотров – «обнаружение и изъятие предметов, запрещенных к хранению и использованию подозреваемыми и обвиняемыми». Но у подследственных есть право иметь при себе документы и записи, относящиеся к их делу. Бородин недоумевает, каким образом сотрудник СИЗО может понять, какие документы, планируемые к передаче от адвоката клиенту, относятся к уголовному делу, а какие нет: «Очевидно, что только путем их изучения, а это уже нарушает другой закон – об адвокатской тайне».

«К случаям досмотра с применением физического контакта и копанием в вещах адвоката, тем более в его документах, содержащих адвокатскую тайну, необходимо бороться на всех уровнях», – заявил «НГ» адвокат Сергей Числов. Как отметил в беседе с «НГ» адвокат Евгений Забуга: «Таким образом сотрудники ФСИН пытаются психологически воздействовать на адвокатов, показав административное превосходство. По уголовным же делам, представляющим «особый» интерес у отдельных лиц, досмотр дает им возможность ознакомиться с документами, которые защитник имеет при себе для встречи с доверителем».

Помимо прочего, говорит адвокат Виктор Наумов, опасность прохождения личного досмотра связана еще и с тем, что его довольно часто проводят без понятых. Есть шанс, что адвокату подбросят запрещенные предметы: «Много проблем создает отсутствие у досматривающего обязанности предоставить копию итогового протокола даже в отсутствие соответствующей просьбы со стороны подвергнутого процедуре лица».

По его словам, назрела необходимость не только «уточнить основания для проведения досмотра адвокатов в СИЗО, но и ужесточить ответственность за превышение должностными лицами своих полномочий». Между тем, продолжил Наумов, для адвокатов существуют и много других искусственно созданных препятствий для встречи с их подзащитными: «Защитникам приходится записываться на посещение изолятора за несколько дней, время ожидания свидания тянется часами. При этом посетить подозреваемого или обвиняемого адвокат может лишь в рабочее время СИЗО, и только после того, как через КПП пройдут сами сотрудники учреждения».

По словам руководителя уголовной практики юридической компании BMS Law Firm Тимура Хутова, подозрение на наличие запрещенного предмета – довольно субъективное понятие. По его мнению, критерием, разрешающим досмотр, может быть, к примеру, наличие в прошлом фактов нарушения режима. Хутов напомнил, что ответственность за ложные досмотры уже предусмотрена, причем не только дисциплинарная, но и уголовная: «К сожалению, рядовые сотрудники ФСИН ссылаются на указания руководства, руководство ссылается обратно. Иногда предлагают в случае несогласия обжаловать через суд. Суд признает действия ФСИН незаконными, но на обжалование требуется много времени».

Источник: Независимая газета

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
6 октябрь 2016 г.
12 январь 2018 г.
15 декабрь 2017 г.
8 декабрь 2017 г.
30 ноябрь 2017 г.
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.
20 октябрь 2017 г.
20 сентябрь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"