ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

18 январь 2017 г.
Лайфхак: Как рассказать о своем уголовном деле

Rus2Web и ОВД-Инфо начинают публикацию материалов о современных репрессивных практиках и о том, как им противостоять. Так как медийный резонанс вокруг уголовного дела — порою единственное, что спасает россиян от неадекватного наказания, первый материал серии решили посвятить грамотной работе со СМИ. Журналист, участник ОВД-Инфо Александр Литой поговорил с правозащитниками, адвокатами, журналистами и фигурантами громких историй о том, как привлечь внимание прессы и не навредить делу.

Шаг 1: Оцените, готовы ли вы пойти на риск

Для начала нужно понять, стоит ли вообще привлекать внимание к неприятностям, в
которые попали вы или ваши близкие.

Во-первых, одно из вероятных последствий публичного скандала — потеря возможности закрытия уголовного дела без передачи в суд. «Грамотный юрист, прежде чем перейти к медийной части, посмотрит документы, поговорит со следователем, с задержанным», — подчеркивает Дмитрий Динзе, адвокат, участвующий во множестве резонансных процессов.

Во-вторых, ваши действия могут привести к «утяжелению» статьи. К примеру, политическому активисту предъявляют обвинение, прямо не связанное с его политической деятельностью. Если в таком случае раздуть скандал, делая упор на личные взгляды фигуранта, можно привлечь внимание центра «Э» (занимаются борьбой с экстремизмом) или ФСБ, и тогда в деле появятся «утяжеляющие» формулировки вроде «мотива ненависти».

«Я тогда был студентом, выпил лишнего в компании сверстников, неправильно себя повел, — рассказал Rus2Web активист одного из оппозиционных движений, пожелавший сохранить анонимность. — Утром проснулся в одном из столичных ОВД, в качестве подозреваемого. Я искренне раскаивался в глупом поведении, большого вреда, я, к счастью, никому не принес. Милиционеры хотели от меня взятку и готовы были прекратить уголовное дело, но мои ночные приключения стали обсуждать в закрытой интернет-рассылке нашего движения. Это мы думали, что рассылка у нас конфиденциальная: вечером того же дня в ОВД пришел оперативник ФСБ. ФСБ-шник посочувствовал моему неумению пить и предложил закрыть уголовное дело в обмен на мое сотрудничество с органами. От его предложения я отказался, ФСБ-шник разок позвонил мне и пропал, но господа милиционеры отменили свой план: они не решились закрывать уголовное дело, к которому проявила интерес Лубянка. Я легко отделался, но вышел из этой истории с уголовной судимостью».

В-третьих, нужно быть готовыми и к тому, что ваше желание огласки встретит сопротивление. «Следователи охотно мстят. Могут выбрать более тяжкий вариант обвинения из возможных, могут ухудшить условия содержания, позвонив оперативным работникам следственного изолятора, — рассказал Rus2Web фигурант резонансного дела Илья Фарбер.

Он перечислил методы давления, которые ему довелось наблюдать: подследственного часто переводят из камеры в камеру либо ежедневно меняют ему сокамерников — это сильно действует на нервы. Устраивают «шмоны», во время которых «нечаянно» портят личные вещи — посуду, письма, фотографии. Выводят из камеры под разными предлогами, запирают на несколько часов, а то и на весь день в специальном боксе, где нет возможности заняться хоть чем-то. Про заключенного на несколько часов могут «забыть» во время прогулки на морозе. «Или еще ставят на твой коридор дежурными тюремщиков-садистов, такие в любом СИЗО имеются. Им на твой счет дают особые указания», — завершает Фарбер. Однако в его случае все эти испытания были не зря: в результате огромного резонанса дело Фарбера было пересмотрено, и вместо 8 лет заключения он получил 3 года.

В-четвертых, имейте в виду (предупреждают юристы и сами пострадавшие): если в интернете человек будет многократно упоминаться как фигурант скандального уголовного дела, у него могут возникнуть проблемы с трудоустройством.

Наконец, создание медийного резонанса может ничем не помочь: несмотря на огромное количество материалов в СМИ, обращений именитых людей и акций солидарности, крымский режиссер Олег Сенцов получил 20 лет лишения свободы по абсурдному обвинению в терроризме.

Однако все собеседники Rus2Web сходятся во мнении — заранее нельзя понять, насколько у ваших оппонентов в погонах «все схвачено». Не инициировав медийную кампанию, вы не узнаете, действительно ли уголовное дело против вас или ваших близких «согласовано на самом верху».

Когда вы решите, что внимание СМИ полезно для обвиняемого, нужно серьезно подойти к этому вопросу. Несправедливость и произвол правоохранителей и судов — важная для СМИ тема, но таких случаев очень много. А вам нужно выделиться из общей массы.

Шаг 2: Кто должен заниматься работой с журналистами

Медийное освещение уголовного дела, в котором не фигурируют громкие фамилии — каждый раз уникальная история. Однако и здесь можно выделить некоторые закономерности.

Во-первых, большое значение имеет то, кто борется за свободу арестованного или заключенного. Лучше всего справляются близкие и родственники.

Уже упомянутый знаменитый пример — дело Ильи Фарбера, московского художника, уехавшего в тверскую деревню. Он стал директором дома культуры и вскоре получил срок — якобы за взятку. Его спасением занимался сын Петр - которому, когда отца посадили, было 17 лет.

«Если бы не Петя, который приглашал журналистов на судебные процессы и писал посты в Facebook, уверена, его отец еще бы сидел», — говорит о деле Фарбера Вера Челищева, судебный репортер «Новой газеты». «На резонанс главным образом повлияло то, что мой несовершеннолетний сын в одиночку боролся с системой, защищая отца. Такое, к сожалению, крайне редко случается, — добавляет сам Илья Фарбер.

Основательница «Руси Сидящей» Ольга Романова показала успешный пример борьбы за жизнь и свободу своего мужа, предпринимателя Алексея Козлова — это была одна из первых публичных, широко освещаемых кампаний такого рода. Романова охотно делилась опытом и помогала другим женам осужденных предпринимателей — именно так и появилась «Русь сидящая», которая теперь оказывает системную помощь арестованным осужденным по самым разным статьям.

Во-вторых, имеет смысл заручиться поддержкой правозащитной организации, профессионального сообщества или просто обратиться к людям, чьи близкие проходили по аналогичным делам и кто уже выходил в публичное поле. Скорее всего, ваш случай — не уникальный.

В октябре 2007 года высокопоставленные полицейские, специализирующиеся на экономических преступлениях, ограбили (факт ограбления признан судом) фирму предпринимателя Николая Куделко, конфисковав огромную партию кофе (30 фур) и распродав их под видом уничтожения вещьдоков. На самого Куделко завели уголовное дело. Он три года провел в московских СИЗО. На сегодня Николай Куделко с женой Лорой добился пяти обвинительных приговоров в отношении своих преследователей.

«Именно освещение проблемы незаконного изъятия у предпринимателей крупных партий товара, иного имущества — с целью его незаконной продажи, либо возврата за определенную сумму от стоимости, помогло лично нам, — рассказала Rus2Web Лора Куделко. — Мы встречались с предпринимателями, попавшими в аналогичную ситуацию, объединялись, проводили совместно пресс-конференции и круглые столы. В результате мы добились не только обвинительных приговоров по нашему делу, но и изменений в уголовно-процессуальном кодексе в вопросе изъятия вещественных
Доказательств».

Но и в этой истории большую роль сыграла именно личность человека, который боролся с системой: «Лора — молодая красивая женщина, мать двоих детей, — говорит Вера Челищева. — Она торпедировала следственные органы и прочие инстанции жалобами, составляла списки преследователей и людей в погонах, которые разворовывали бизнес ее мужа, публиковала эти списки, издавала брошюры и проводила пресс-конференции. И в итоге победила».

Что касается организаций, то «Русь сидящая», «Агора», «Общественный вердикт», «Движение за права человека», правозащитный центр «Мемориал» и другие правозащитные структуры, занимающиеся проблемой неправовых уголовных дел, имеют свои выходы на СМИ. Вы можете обратиться к ним за содействием.

Шаг 3: Как самостоятельно выйти на журналистов

О произволе правоохранителей пишут практически все СМИ, но ваше письмо на редакционный адрес может попасть в спам или его просто не заметят в потоке других писем. Лучше найти в соцсетях журналистов, которые вызывают у вас доверие, и связаться с ними.

 

Шаг 4: Как рассказать историю

Во-первых, важно хорошо подготовить документы. Журналисты не могут заниматься только одним вашим делом, поэтому, скорее всего, у них не будет возможности самостоятельно перебрать сотни страниц материалов дела. Вместе с юристом подготовьте основное.

«Обязательно прилагайте документы, подтверждающие сказанное. При этом не надо грузить журналистов и общественность процессуальными моментами и многочисленными жалобами, ранее направленными в различные инстанции, и ответами-отписками. Это нужно, но в меру. Иногда достаточно два-три документа», — продолжает Челищева.

Алексей Гаскаров рекомендует анкету «Руси сидящей» как пример правильного структурирования информации об уголовном деле.

Во-вторых, обязательно сделайте акцент на том, что ваш случай отражает системную проблему, которая может коснуться других людей. По мнению недавно освободившегося фигуранта «Болотного дела» Алексея Гаскарова, здесь важно мыслить не частными, а общественными интересами, суметь представить свою историю как иллюстрацию общей тенденции.

В-третьих, грамотно расскажите о личности арестованного/осужденного. «Человека нужно персонифицировать. Рассказать, где он учился, какие у него увлечения. Чтобы он стал одушевленным, понятным и близким», — говорит Ольга Казакова, активистка движения помощи левым политзаключенным «Анархический черный крест».

«Помогли факты, которые открылись журналистам, изучившим мое дело, — вспоминает Илья Фарбер. — Например, то, что в школе я на свои деньги строил с учениками театр, разработал собственные методики преподавания. Трудно альтруиста обвинять в получении взятки. Опять же, сумма смешная: 132 тысячи 600 рублей. При этом гигантский срок наказания — восемь лет строго режима. Убийцам давали меньше. Все в совокупности и повлияло на создание резонанса».

В-четвертых, если есть хоть какие-то проблемы со здоровьем заключенного — обязательно говорите об этом. Если ему не оказывают положенную медицинскую помощь, не передают лекарства — делайте на это основной упор. Если есть факты бесчеловечного отношения, издевательств и пыток со стороны правоохранителей — кричите об этом.

У 28-летней московской барменши Маргариты Чарыковой редкая проблема со здоровьем: врожденное отсутствие прямой кишки. Она перенесла более 60 операций, страдала сильными болями и потому начала принимать амфетамины. В 2013 году она была задержана ФСКН и отправлена в СИЗО по обвинению в намерении продавать наркотики. У нее не была оформлена инвалидность, поэтому тюремщики утверждали, что ей не положены никакие специальные условия содержания. После нескольких месяцев в СИЗО, она была освобождена в тяжелейшем состоянии, переведена на подписку о невыезде и получила условный срок. Освобождению способствовали около трехсот публикаций в СМИ.

Как рассказала Rus2Web адвокат Чарыковой Светлана Сидоркина, тогдашний руководитель управления ФСКН по Москве, генерал-лейтенант Вячеслав Давыдов, когда начался скандал, вызвал к себе подчиненных, занимавшихся делом Чарыковой, и потребовал от них выпустить ее из СИЗО.

В-пятых, говорите не только о своей проблеме. Рассказывайте, как работает система, с которой вам довелось столкнуться. Рассказывайте про других людей, о тюремных несчастьях которых вам довелось узнать, пока вы боролись за своего человека. Рассказывайте все, что кажется интересным вам и может показаться интересным другим — ведь от тюрьмы в России не застрахован никто. По мнению Ольги Романовой, заинтересовать публику можно вообще любым уголовным делом, если увлекательно о нем рассказать: «Если рассказывать только о себе, станешь похож на заводную пластинку и быстро перестанешь быть интересен. А вот «Я пришел в прокуратуру, а помощница прокурора — в красных трусах» — такое будет интересно».

Шаг 5: Как обратиться к президенту

Многие думают, что без личного вмешательства Владимира Путина ничего в России с мертвой точки не сдвинется, и они недалеки от истины. Поэтому президенту часто пишут письма и обращения (это можно сделать в открытом доступе на любой доступной вам площадке (включая фейсбук), а еще можно отправить письмо через сайт kremlin.rukremlin.ru ) и составляют различные петиции (для этого есть сайт change.orgchange.org).

Таким образом вы вряд ли привлечете внимание самого гаранта Конституции, но, кстати, можете привлечь внимание СМИ. 

Член президентского Совета по правам человека, правозащитник Игорь Каляпин пояснил в разговоре с Rus2Web, что, к примеру, обращение о произволе правоохранителей к Путину имеет юридические основания: как президент он является главой исполнительной власти в России. Каляпин говорит, что другой член президентского совета, Людмила Алексеева, регулярно носит президенту информацию о разных делах (как она называет, «челобитные»), и Путин внимательной относится к ней.

Так что на этом моменте стоит вернуться к подглавке «Шаг 2» и посмотреть, какие организации занимаются правами арестованных и осужденных.

Шаг 6: Что еще нужно иметь в виду

Российское законодательство рассматривает публикации в СМИ о незаконных действиях правоохранителей как вариант обращения в органы о совершении преступления.

Как рассказал Rus2Web бывший пресс-секретарь подмосковной полиции Евгений Гильдеев, каждый день в восемь часов утра службы общественных связей на всех уровнях в МВД докладывают начальству о важнейших событиях, связанных с работой полиции в России в целом, а также основные события по региону. Тогда же начальники управлений расписывают, что нужно проверить, что нужно взять на контроль. 

Проблемы с уголовными делами, получающими негативный резонанс в СМИ, с точки зрения полицейского начальства могут быть вызваны некомпетентностью их подчиненных, отмечает Гильдеев.Вышестоящие руководители в таком
случае могут «поправить» рядовых сотрудников.

Источник: Rus2Web


СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
6 октябрь 2016 г.
10 июль 2018 г.
3 апрель 2018 г.
21 февраль 2018 г.
12 январь 2018 г.
15 декабрь 2017 г.
8 декабрь 2017 г.
30 ноябрь 2017 г.
8 ноябрь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"