ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

14 март 2017 г.
Общественников Удмуртии приглашают войти в новый состав ОНК

Хочешь приложить ум и руки к хорошему, общественно-полезному делу? Приходи в Общественную наблюдательную комиссию!

Сегодня у гражданского активизма есть немало путей приложения сил. Один из них – ОНК. Это, по сути, волонтёрство. Волонтёрство, треюущее компетентности, настойчивости, гуманизма и… мужества.

Что такое ОНК? Это неправительственная общественная структура без вертикальной централизации. У региональных ОНК нет «главной» ОНК в Москве. Все они – региональные. Рамки деятельности определены федеральным законом № 76-ФЗ от 10 июня 2008 г.

От имени и по поручению гражданского общества мы следим за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания граждан. Сегодня в российских тюрьмах (это не только колонии, но и следственные изоляторы, колонии-поселения и др.) содержится более 600 тыс. человек. В Удмуртии – порядка 7 тыс. человек. Это по большей части наши сограждане, россияне. Есть законодательство, которое регламентирует порядок и условия их содержания в неволе. Но, поскольку система исполнения наказаний чрезвычайно «закрытая», зачастую заключенные или не знают, что их права нарушены, или не могут восстановить норму самостоятельно.

Закон разрешает общественным контролёрам беспрепятственно проходить в «зону» - пропуском служит мандат ОНК. Наряду с прокурорами и судьями, члены ОНК не подлежат досмотру на контрольно-пропускных пунктах, они имеют право фиксировать увиденное — фотографировать, снимать и записывать.

Что входит в полномочия ОНК?

В первую очередь, условия содержания: как устроен быт заключенных – достаточно ли квадратных метров, есть ли доступ к воде, исправны ли водопровод и канализация; защищена ли приватность отхожего места (оно не должно попадать в поле зрения видеокамер наблюдения); сухо ли в камере, тепло, светло.

Заключенные в колониях трудятся: их часто обманывают в оплате их труда. Получая на руки копейки, они нередко испытывают прессинг несправедливых наказаний.

ОНК смотрит, как реализуется законодательство по сохранению социально полезных связей заключенных: право на переписку, получение посылок и передач, свиданий, право на информацию.

Мы вмешиваемся, если администрация исправительных учреждений не торопится своевременно помочь заключенному и правильно оформить утраченные документы о его гражданском статусе.

Самая большая беда (по нашему мнению) в тюрьмах Удмуртии сегодня – халатная медицина: на заключенных тюремные врачи зачастую смотрят как на симулянтов. Диагностика ниже плинтуса, помощь «узких» специалистов стремится к нулю. И здесь только настойчивость, только знание путей реальной помощи способны сдвинуть с мертвой точки заржавевшую махину.

Членам ОНК категорически нельзя вмешиваться в процедурные вопросы следствия и суда. Бывает, что лучше даже не знать, по какой статье сидит заключенный. Для нас он «лицо, находящееся в месте лишения свободы».

Какие у нас «инструменты»? Посетив учреждение, мы пишем отчёт о визите. На его основе делаем запросы в прокуратуру (о проведении проверки по выявленным нарушениям), начальнику учреждения – о копировании необходимых для собственной проверки документов. Мы ведем обширную переписку с центральными и территориальными органами ФСИН, органами государственной власти и местного самоуправления. В экстренных случаях мы прибегаем к помощи Уполномоченных по правам человека, правозащитных организаций, Совета по правам человека при президенте РФ, помогаем заключенным обращаться в Европейский суд по правам человека в Страсбурге.

Почему мы должны заниматься общественным контролем в местах лишения свободы? Да, 

сегодня «силовики» видят в нас досадную помеху, которая мешает им «рулить» по-своему. Но общество и тюрьма – это два сообщающихся «сосуда». Если там, «на зоне», человека унижают, над ним издеваются, не лечат, плохо кормят, он вернется к нам озлобленный, затравленный и принесет это «на волю». Снизить уровень нетерпимости – наша задача. Заставить (по мере сил) администрацию работать по-человечески, видеть в «сидельцах» - людей.

Да, тюрьма – не санаторий, но она не должна быть рассадником ненависти и бесправия. Мы идем туда, чтобы помочь обеим сторонам – и сотрудникам, и заключенным.+

Желающие войти в новый состав ОНК могут обратиться по телефонам 8-912-465-67-44 (Лариса Фефилова), 8-909-050-00-55 (Тимофей Клабуков), либо написать на почту larafefilova@gmail.com

Источник: Стриж

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.
24 сентябрь 2018 г.
23 июль 2018 г.
10 июль 2018 г.
3 апрель 2018 г.
21 февраль 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"