ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

2 июль 2012 г.
Ростовская область: в ИК-2 расследуют смерть от тазика

В воскресенье, 24 июня, в Ростове-на-Дону погиб заключённый. Это был 51-летний Фёдор Миронов, отбывавший наказание в исправительной колонии ╧ 2 (ИК-2) Ростова-на-Дону. Из 15 лет он уже отсидел 12. Согласно медицинскому заключению, в ночь с пятницы 22 июня на субботу 23 июня Миронов получил резаную рану верхней части живота шириной около 2 сантиметров. Существуют две версии происшествия: убийство в результате конфликта заключённых и нелепый несчастный случай, сообщает DonNews.ru.

Для выяснения обстоятельств смерти Фёдора Миронова 25 июня на территорию ИК-2 прибыли три члена общественно-наблюдательной комиссии (ОНК) Общественной палаты РФ. Руководитель ИК-2 Вячеслав Кравцов изложил им свою версию произошедшего. По его словам, заключённый ночью мыл умывальную, поскользнулся и упал. Упав, он напоролся животом на ручку тазика, которая была, как уверяют, наполовину оторвана и торчала в сторону. Получив травму, Миронов, как утверждает представитель администрации, чувствовал себя настолько нормально, что даже не захотел остаться в медпункте, хотя ему это предлагали. Рану помазали зелёнкой и заклеили пластырем, и заключённый ушёл в свой отряд ╧ 13, предпочтя его медпункту. Через некоторое время, увидев, что кровь продолжает идти, Фёдор Миронов вновь обратился в медпункт. Медработник, найдя, что состояние пострадавшего ухудшилось, отправила его в расположенную рядом МОТБ-19 (областная туберкулёзная больница, где лечат заключённых, и не только от туберкулёза). Там ему сделали операцию, а на следующий день он умер по неизвестным причинам. Ещё до отправки в больницу, то ли во время первого, то ли во время второго визита в медпункт, Фёдор Миронов написал расписку в том, что рану получил сам и претензий к администрации колонии не имеет.

Вячеслав Кравцов разрешил поговорить с заключёнными, которые были с погибшим в одном отряде. Беседа с одноотрядниками Миронова проходила в скверике на территории колонии. Все в один голос говорили: нет, ничего не видели┘ была ночь, спали┘ да, погибший мыл полы в умывальной после часа ночи, у них такой распорядок┘ нет, ни о каком конфликте ни с кем не слышали┘ да, обращался в медпункт┘ В их словах явственно слышался намёк: ╚Вы уйдёте, а нам тут жить╩.

Затем членов комиссии отвели в ту самую умывальную комнату и предъявили тот самый тазик-убийцу. Вот тазик, вот место происшествия, вот торчащая ручка.

Медработник ИК-2 Наталья Макаренко всё подтвердила. Да, оказывала первую помощь. Да, предлагала остаться в медпункте, а он не захотел. Да, Миронов писал расписку при ней. Правда, в беседе с членами ОНК она прилагала немало усилий, чтобы сохранить самообладание.

Версия, предложенная членам комиссии, представляется странной и сразу вызывает массу вопросов. Где это видано, чтобы заключённый отказывался от госпитализации, добровольно выбрав возвращение в отряд? Зачем ему проявлять инициативу и писать расписку, если рана была столь незначительной? Зачем, если верить утверждению о незначительности травмы, понадобилась операция? Наконец, если предъявленный тазик действительно стал предметом, убившим человека, почему он не был изъят как вещественное доказательство?

Председатель ОНК Ростовской области Елена Елисеева тоже очень сомневается в достоверности версии руководства ИК-2.

≈ Как можно так напороться на ручку таза, которая гнётся даже от нажатия пальцем? Как могло случиться, что сначала Миронов отказался от госпитализации, якобы потому, что хорошо себя чувствует, а потом его отвезли туда на каталке? Кроме того, я не верю, что Миронов по своей воле написал письмо, в котором всю вину берёт на себя. В моей практике были случаи, когда администрация исправительных учреждений заставляла пострадавших заключённых писать подобные письма, чтобы обезопасить себя, ≈ убеждена Елена Елисеева. В то же время она не считает версию убийства доказанной и считает, что необходимо провести объективное расследование.

Члены комиссии придерживаются версии, что на территории колонии могло произойти убийство. Согласно полученной информации, Миронова в ходе ссоры пырнул ножом один из сокамерников, отличающийся неуравновешенным характером. Известно даже, кто именно. Однако, как считают члены комиссии, руководство колонии старается всячески скрыть этот факт, замаскировав его под несчастный случай. Подобная практика нередка в российских исправительных учреждениях.

Вячеслав Кравцов в ходе беседы с членами ОНК проявил некоторую нервозность. Прежде всего, он категорически отказался показать журналы регистрации преступлений и регистрации происшествий, в которых отмечаются все инциденты в колонии, утверждая, что эти документы ≈ для служебного пользования. Затем, увидев, что один из членов комиссии ведёт аудиозапись беседы, выдворил всех троих визитёров не только за пределы своего кабинета, но и вообще за пределы колонии под тем предлогом, что нарушены его права как гражданина России, поскольку аудиозапись вели, не предупредив его. Когда трое членов комиссии прямо у входа в ИК-2 сели за составление акта об этом, в колонию направлялся помощник прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Никонов. После его появления членов ОНК вновь пустили в кабинет руководства ИК-2 с условием, что они не будут записывать дальнейшую беседу на аудио.

Статья, по которой убитый отбывал срок, не вызывает сочувствия: это часть 2 статьи 132 (изнасилование с отягчающими обстоятельствами). Однако существует другая проблема. Во-первых, человека никто не имеет права наказывать больше, чем это определено приговором. Во-вторых, и это самое страшное, если версия убийства верна, то убийца, склонный к неуравновешенному поведению, выйдет из колонии безнаказанным. Однако об этом пока рано говорить, следствие продолжается.
 
Источник: DonNews.ru
СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
2 сентябрь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"