ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

21 июль 2021 г.
Как будет сидеть инвалид Лобода: страшная участь в колонии

56-летнего инвалида из Воронежа Владимира Лободу приговорили к 9 годам лишения свободы. Мужчина фактически лишен возможности передвигаться самостоятельно и едва ли выживет в зоне. Ведь кому за решеткой живется хуже всего? Бесспорно, инвалидам. В учреждениях ФСИН России их почти 18 тысяч, в том числе I группы — около 400 человек, II — около 7 тысяч, III — 10 тысяч. Понятно, что Уголовный кодекс один на всех, и если человек совершил преступление, то он должен нести наказание. Но вот для них оно зачастую превращается в пытку. И вот как это происходит.

Начнем с СИЗО, где люди находятся еще до приговора, то есть не признанные виновными. Специальных изоляторов для людей с ограниченными возможностями в России нет. Значит ли это, что туда не попадают колясочники? Увы, вовсе не значит. Далеко не каждый СИЗО оборудован пандусами, поручнями и прочими приспособлениями. Двери стандартной камеры не предусматривают возможности проезда туда коляски. А как такого вывозить на прогулки? Никак. Помню, однажды в московском СИЗО мы встретили колясочника, который не дышал свежим воздухом с момента своего ареста (прошло несколько месяцев). Только после того, как в его камере появился сердобольный и, главное, физически крепкий сосед, который согласился выносить его на руках, он смог увидеть небо (из окон камеры не просматривался даже краешек). По факту инвалидам в СИЗО зачастую сложно принять самим душ или сходить в туалет. И тут вся надежда опять же на сокамерников. Не все делают это бескорыстно...

Случаются порой в СИЗО совершенно дикие истории. Как-то мы, правозащитники, обнаружили человека без ноги, которому регулярно делали выговор за то, что он не встает с кровати на утренней поверке. Точнее, он вставал, но медленно. И для того, чтобы выйти в коридор во время обыска, ему требовалось время — пристегнуть протез ноги. И все же, справедливости ради, чаще сотрудники идут навстречу и стараются сами помогать инвалидам чем могут. Недавно в «Матросской Тишине» видела трогательную сцену: два надзирателя аккуратно катили коляску, в которой сидел истощенный человек. Они сами удивлялись: как такого суд мог арестовать?

Бывает, впрочем, что суд избирать меру пресечения «ходячему», а уже за решеткой он превращается почти что в овощ. Администрация той же «Матросской Тишины» в прошлом году даже обратилась в следственный орган, уведомила, что гражданин во время пребывания в СИЗО перенес инсульт, самостоятельно передвигаться не может, ухаживать за ним некому.

Считается, что в колониях инвалидам легче, чем в СИЗО, и это отчасти так. Но специальных колоний для них тоже нет. Обычно, если в учреждении «накапливается» много инвалидов, их стараются содержать в одном отряде. Но не всегда это выход: среди калек должны быть здоровые ходячие, которые бы им помогали.

Правила внутреннего распорядка не предусматривают какого-то особого отношения к тем, кто сам с трудом может за собой ухаживать. Но инвалидов, слава Богу, не заставляют делать по утрам зарядку и не отправляют в карцер за малейшее нарушение этих самых ПВР. Им разрешается лежать на кровати в дневное время, их освобождают от обязательных работ по благоустройству территории ИК. Еще в СИЗО и в колонии им дают диетическое питание (это яйца, молоко и т.д.).

— Если ты ходячий, выжить вполне можно, — рассказывал мне один в колонии. — Если ты не ходячий, но богатый, то в принципе тоже выживешь. А вот если ты и не ходячий, и бедный, то, скорее всего, мыться будешь раз в полгода, и с тобой будут брезговать общаться (завоняешь).

По статистике ФСИН, инвалидов, впервые совершивших преступление, в российских колониях сегодня около 6 тысяч. При этом почти 2 тысячи отбывают наказание в облегченных условиях, то есть их поведение не вызывает нареканий. Казалось бы, зачем таких держать за решеткой? В ИК дают им хорошие характеристики для условно-досрочного освобождения, но суд отпускает по УДО не всегда.

Ева Меркачева

Источник: https://www.mk.ru/

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
2 сентябрь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.
10 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"