ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

20 май 2016 г.
Не милосердие, а политическая игра

Помилование украинской летчицы Надежды Савченко стало вторым таким актом в 2016 году. За весь 2015-й президент Владимир Путин помиловал пятерых человек, в 2014-м — двоих. Освобождение Савченко произошло отнюдь не по предусмотренным законодательством процедурам (такое раньше случалось и с другими политическими узниками). Институт помилования в России сейчас фактически не работает, тогда как президент Борис Ельцин в 1990-е подписывал указы о помиловании тысяч российских граждан ежегодно. По просьбе «Медузы» журналистка «Новой газеты» Вера Челищева рассказывает, почему в России не бывает помилований без особого случая. 

Право каждого осужденного

Помилование в России — исключительное право президента, закрепленное 89-й статьей Конституции. В отличие от амнистии, оно применяется только к тем, чей приговор вступил в законную силу. Вопреки сложившейся практике, признания вины для помилования не нужно. Указ о помиловании — это гуманитарный акт президента, и по закону он никак не связан с виной и ее признанием; помилован может быть даже тот, кто настаивает на своей невиновности. Тяжесть наказания и условия отбывания в этом случае значения не имеют. Каждый осужденный, в соответствии с 50-й статьей Конституции, имеет право просить о смягчении участи или помиловании. 

Помилование не отменяет других уже наложенных в приговоре наказаний — например, штрафа, лишения званий или государственных наград. Этот акт также не освобождает человека от гражданской ответственности за причиненный им вред.

Если гражданина помиловали, но он не признал вину и намерен добиваться реабилитации, то для обжалования его приговора — например, в Европейском суде по правам человека — нет никаких законных препятствий.

В законодательстве нет ограничений по поводу того, кто именно может просить о помиловании — сам осужденный, его адвокат или родные. Впрочем, опрошенные «Медузой» юристы говорят, что в их практике были случаи, когда им отказывали в рассмотрении ходатайств, поданных не самим осужденным, а его родственниками или защитником. «Есть положение о порядке рассмотрения ходатайств о помиловании [в форме приложения к указу президента РФ] — там написано, что ходатайствовать должен осужденный. В Уголовном кодексе же просто написано, что человек может быть помилован», — говорит «Медузе» адвокат Анна Ставицкая. В случае с Надеждой Савченко формальными инициаторами помилования и вовсе сталиродственники убитых на востоке Украины сотрудников ВГТРК, то есть потерпевшие в ее уголовном деле.

На помилование не могут рассчитывать осужденные, которые умышленно совершили преступление, находясь на испытательном сроке после первого приговора; нарушители порядка отбывания наказания; те, кто был освобожден по амнистии, а также осужденные, которые ранее получали смягчение наказания.

Согласно указу № 1500, который президент Владимир Путин подписал 28 декабря 2001 года, ходатайство о помиловании должно пройти по цепочке инстанций. Сначала оно подается самим осужденным в администрацию колонии, где он отбывает наказание. Администрация прикладывает к ходатайству документы на просителя, в частности, характеристику на него. Этот пакет документов поступает в комиссию по вопросам помилования — такая есть в каждом субъекте РФ, обычно в ней состоят чиновники, местные силовики и просто уважаемые люди — например, ректоры вузов.

Комиссия должна рассмотреть ходатайство в течение месяца после его поступления. Члены комиссии обязаны принимать во внимание характер и степень общественной опасности совершенного преступления, поведение осужденного, срок отбытого им наказания и данные о личности осужденного. Это состояние его здоровья, количество судимостей, семейное положение, возраст; другие обстоятельства, если комиссия сочтет их существенными для рассмотрения ходатайства. В состав комиссии входят не менее 11 человек. Решения принимаются большинством голосов. При равенстве голосов голос председателя комиссии — решающий.

По итогам рассмотрения комиссия представляет главе региона свое заключение о целесообразности применения акта помилования. Глава региона передает это заключение в управление по обеспечению конституционных прав граждан администрации президента. Наконец, оттуда оно попадает на стол президенту, который и принимает окончательное решение. Если оно положительное, издается специальный указ, после публикации которого осужденный освобождается.

Если президент ходатайство о помиловании отклоняет, осужденный может обратиться к нему повторно, но не ранее, чем через год. 

От двух до пяти

В последние десять лет президенты России издавали от двух до пяти указов о помиловании в год. Член Совета по правам человека при президенте России (СПЧ), судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова говорила в 2015-м, что институт помилования «у нас деградировал полномасштабно». 

В 1999-м в России помиловали более 7,8 тысячи осужденных, в 2014-м и 2015-м — пятерых и двух человек соответственно. Все дело в том, что в 1990-е вопрос о помиловании решала единственная инстанция — комиссия по помилованию при президенте РФ (сейчас помилование проходит через пять инстанций). Эта комиссия была распущена в самом начале первого срока Путина.

«Они только жалели, а нужно не только жалеть», — говорил Владимир Путин в декабре 2001 года, ликвидируя своим указом созданную в 1992-м комиссию по помилованию при президенте. Ее постоянным председателем был писатель Анатолий Приставкин; в ней состояли журналист и политолог Александр Бовин, певец Булат Окуджава, поэт Роберт Рождественский, писатели Лев Разгон и Аркадий Вайнер и многие другие известные всей стране общественные деятели. С 1992-го по 2001-й по рекомендации комиссии помиловали более 57 тысяч осужденных за общие уголовные преступления и 1200 человек, приговоренных к смертной казни. За последний год своего существования «комиссия Приставкина» помиловала 8650 человек. 

Считается, что за роспуском «комиссии Приставкина» стоит работавший в 2001 году замглавы администрации президента, будущий начальник ФСКН Виктор Иванов. «Помилование должно применяться только в исключительных случаях», — настаивал он. Ему же принадлежит идея создания региональных комиссий по помилованию с обязательным включением в нее представителей силовых ведомств — вместо общественной «комиссии Приставкина». 

Сам Приставкин рассказывал, что узнал о роспуске своей комиссии и о создании местных комиссий в субъектах Федерации из выпуска теленовостей. Писатель говорил, что ликвидация его комиссии «просто недопустима»: согласно статистике, помилованные совершали в четыре раза меньше вторичных преступлений, чем просто освобожденные или амнистированные. Журналист Александр Бовин тогда же опасался, что региональные комиссии по помилованию не смогут отстоять свой формально независимый статус и превратятся «в еще один элемент чиновничьей структуры».

Руководствуясь принципами гуманности

В июне 2015 года Совет по правам человека при президенте России опубликовал предложения по совершенствованию института помилования в стране. Документ разрабатывала Тамара Морщакова и ее коллеги. Они призвали воссоздать федеральную комиссию при президенте, которая формировалась бы из представителей гражданского общества, выдвигаемых на равных началах уполномоченным по правам человека, СПЧ и Общественной палатой. Эта комиссия сама бы рассматривала ходатайства о помиловании и готовила доклады непосредственно президенту. Тем самым совет предлагал снять «региональный фильтр» в виде комиссий, состоящих из чиновников.

СПЧ предлагал сохранить региональные комиссии, однако лишить их возможности давать рекомендации о помиловании — им предлагалось оставить только предварительные рассмотрения ходатайств.

Кроме того, совет предложил не устанавливать никакие предварительные условия для подачи ходатайства и рассмотрения вопроса о помиловании, в том числе, признание осужденным своей вины. Член СПЧ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин сказал «Медузе», что спустя год никакого ответа на предложения так и не последовало.

В 2016-м президент своим указом помиловал пока только двух осужденных. 16 мая помилован бывший сотрудник Управления собственной безопасности (УСБ) ГУВД по Московской области Станислав Сомов, осужденный в 2009-м на 11 лет заключения в колонии строгого режима за разбой. Известно, что в 2001-м он работал в правительстве Москвы и вскрыл коррупционную схему на алкогольном рынке. В 2002-м Сомова взяли в УСБ в звании полковника; там он, по данным издания «Совершенно секретно», собирал информацию на коллег из МВД и ФСБ. Его уволили за прогулы, лишили звания полковника, а в 2008-м арестовали и обвинили в хищении партии болгарских сигарет «Родопи» со склада; причем преступление было совершено еще в 1998 году.

Как отмечается в указе президента, решение о помиловании Сомова он принял, «руководствуясь принципами гуманности».

Следом за бывшим милиционером президент Путин помиловал украинскую летчицу Надежду Савченко, которую 25 мая экстренно обменяли на россиян Евгения Ерофеева и Александрова Александрова — они были осуждены на Украине за терроризм и ведение агрессивной войны. Ни через какую комиссию при губернаторе Ростовской области дело Савченко, очевидно, не проходило.

Помилование политических фигурантов уголовных дел происходит, как правило, быстро и в секретной обстановке. Так, например, в декабре 2000 года был помилован гражданин США Эдмонд Поуп — ему дали 20 лет за шпионаж, только за решеткой он пробыл всего восемь месяцев. О своем помиловании Поуп узнал, когда присланный за ним из США самолет уже приземлился в аэропорту Шереметьево. Ученый Игорь Сутягин рассказывал «Медузе», что его помиловали (ему пришлось подписать бумаги о признании вины) буквально за сутки до его обмена на задержанных в США сотрудников ГРУ. Бывшего главу ЮКОСа Михаила Ходорковского президент Путин, с его слов, помиловалчуть ли не на следующий день после того, как прошение было подано — с обычными осужденными такого не бывает. 

Судьбу обычных осужденных в России сейчас, по сути, решают региональные комиссии по помилованию, которые не хотят брать на себя ответственность перед главами регионов — и тем более администрацией президента. «„Комиссия Приставкина“ напрямую получала ходатайства от колоний, рассматривала их и отдавала [президенту Борису] Ельцину. Только на этом уровне и должно совершаться помилование, это исключительно право главы государства. И ничье больше», — сказала «Медузе» Тамара Морщакова. 

«Сегодняшнее состояние института помилования таково, что он практически не работает, — говорит „Медузе“ федеральный судья в отставке Сергей Пашин. — Помилование больше не элемент милосердия, а политическая игра».

Вера Челищева

Москва


Источник: Медуза

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
2 сентябрь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"