ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

3 ноябрь 2020 г.
Заключенным приходится работать за 5,5 тысячи рублей

Главные проблемы трудоустройства заключенных – отсутствие постоянных заказов и опыта работы. Об этом говорится в ответе ФСИН на официальный запрос «НГ». Между тем активисты подготовили жалобы в Европейский комитет по предотвращению пыток (ЕКПП), настаивая, что конституционные права осужденных грубо нарушаются. Согласно устаревшей ст. 103 Уголовно-исполнительного кодекса, зэки «обязаны трудиться» и не могут отказаться от опасной работы за копейки на неисправном оборудовании. Предлагается скорректировать эту норму так, чтобы заключенные в тюрьмах могли приостановить свою деятельность до тех пор, пока их не обеспечат пригодными условиями и зарплатами, обещанными федеральным законодательством.

Во ФСИН рассказали «НГ» о трудоустроенности порядка 180 тыс. заключенных, то есть 55% от их общего количества. Отмечается, что это на 9,3 тыс. (9%) больше, чем в прошлом году. Их средняя зарплата выросла на 508 руб. и в среднем составляет 5,5 тыс. Особое внимание, говорится в ответе ведомства, уделяется привлечению к труду сидельцев с исполнительными бумагами. На сегодняшний день к труду привлечены 79,4 тыс. «исковиков» (80,4%), а «общая сумма взыскиваемых средств по исполнительным документам из заработной платы осужденных увеличилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (АППГ) на 240 млн руб.».

Основной же проблемой трудоустройства зэков во ФСИН называют отсутствие постоянных заказов. Вместе с тем отмечается, что производственные мощности уголовно-исполнительной системы (УИС) уже загружены на 57%. Администрации учреждений попросту не могут обеспечить сидельцев полным рабочим днем, поэтому и зарплату они получают по факту – за отработанное время или объем произведенной продукции. Именно так чиновники объясняют крохотные суммы тюремных гонораров.

Также в ведомстве посетовали на отсутствие трудовых навыков у многих сидельцев: примерно половина из них еще до своего осуждения не имели рабочих профессий и опыта работы. Чтобы привить им «необходимые трудовые навыки», подчеркнули во ФСИН, ведется профобучение по 167 «востребованным» профессиям, которые ежегодно осваивают около 130 тыс. зэков.

В ведомстве рассказали, что на имеющихся производительных мощностях исправительных учреждениях с начала годы было произведено продукции (выполнено работ и оказано услуг) на сумму 24,9 млрд руб., что на 13,3% выше АППГ. «В общем объеме выпускаемой продукции объем выпуска продукции (работ, услуг) для государственных, муниципальных и коммерческих организаций составил 15,7 млрд руб. На данном направлении привлечены к труду 103,8 тыс. осужденных».

Большое внимание, отмечается в ответе ФСИН, уделяется безопасности при работе осужденных на производственных объектах, а также «профилактике и предотвращению случаев производственного травматизма». С начала года количество несчастных случаев сократилась до 81, что в два раза ниже прошлого года.

Как ранее сообщала «НГ» (см. номер от 27.10.20), к правозащитникам попали закрытые материалы ФСИН, среди которых – служебные и аналитические записки, отчеты начальников территориальных подразделений, свидетельствующие о неэффективной работе тюремной экономики. Теперь, как выяснила «НГ», активисты на основании этих данных подготовили жалобу в Европейский комитет по предупреждению пыток (ЕКПП) и в Группу государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО), где они пишут, что на постоянной основе в учреждениях УИС ежедневно нарушаются законные права тысяч трудящихся осужденных, начисление им зарплат носит формальный характер и является лишь формализацией бесплатного рабского труда.

«Нужны новые подходы, внедрение инноваций и высоких стандартов производства. Но вместо этого пока есть лишь кривые схемы по бессмысленной закупке марлевых повязок у самих себя почти на миллиард рублей через фирму-прокладку и признаки grand-коррупции», – говорит председатель Комитета родственников заключенных Елена Брылякова.

Как рассказал «НГ» основатель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, к правозащитникам постоянно поступают жалобы на принуждение к труду под угрозами санкций (водворения в штрафной изолятор и отряд строгих условий содержания). «При этом трудиться зэки вынуждены на устаревшем оборудовании, в «убитых» помещениях, доставшихся ФСИН в наследство от советского ГУЛАГа».

«Подобное отношение к заключенным, принуждение к труду на устаревшем оборудовании, без квалификации и средств защиты мы признаем очевидными нарушениями ст. 3 Европейской конвенции по защите прав человека о запрете бесчеловечного отношения», – подчеркивает Осечкин.

Эксперты Gulagu.net указывают на устаревшие нормы действующего законодательства. Так, согласно ч. 6 ст. 103 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК), «осужденным запрещается прекращать работу для разрешения трудовых конфликтов», отказ будет расценен как злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания. «То есть  заключенные лишены права прекратить работу и потребовать приведения рабочего места в соответствии с трудовым законодательством и требованиями безопасности, и вынуждены выполнять опасные для жизни приказы и требования сотрудников ФСИН», – указывают активисты.

Эта норма, по их мнению, противоречит и позиции Конституции, запрещающей использование принудительного труда. Также ст. 37 Основного закона устанавливает право каждого человека на труд «в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены», и на вознаграждение не ниже установленного ФЗ минимального размера оплаты труда. Однако, согласно внутренней документации ФСИН, в учреждениях УФСИН по Ставропольскому краю около 530 осужденных получают зарплату меньше 240 руб. в месяц, (а это более чем в 50 раз меньше МРОТ, который сейчас равен 12,1 тыс. руб.).

Поэтому, говорит Осечкин, необходимо внести корректировки в соответствующие нормы УИК, чтобы «у осужденных появилось право на работу, а не обязанность, и чтобы больше никакие нормы кодексов не лишали их законного права отказаться от работы на неисправном станке или оборудовании, использование которого опасно для жизни и здоровья».

В целом их инициатива звучит так: «Разработать и внести на рассмотрение ГД РФ законопроекта по изменению ряда положений статьи 103 УИК РФ (заменить в части 1 слова «обязан трудиться» на «имеет право трудиться»; исключить часть 6 из статьи 103 и разрешить осужденным прекращать работу в случае трудовых споров и отсутствия безопасных условий для труда и справедливой оплаты труда)».

Кроме того, предлагается обязать учреждения ФСИН устанавливать системы видеонаблюдения в промзонах или даже вести онлайн-трансляцию в интернете на сайте учреждения, доступной для общественников. Важно исключить и случаи трудоустройства осужденных с зарплатой ниже МРОТа, то есть начислять выплаты из расчета не менее 85 руб. за час, исключив понятие «норма выработки» и манипуляции в связи с этим с целью занижения объема выполненных работ.

Источник: НГ

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
2 сентябрь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.
10 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"